Наверх

Жан Беливо — путешествие или бегство?

Жан Беливо — путешествие или бегство?
Франкоязычный канадец Жан Беливо в сорок пять лет стал банкротом, впал в депрессию и решил сбежать от себя и своих проблем. Он отправился пешком вокруг света, что заняло у него одиннадцать лет. И стал знаменитым путешественником.

 

Путешествие — отличное средство для лечения хандры и разбитого сердца

Еще в начале девятнадцатого века британские и русские врачи прописывали кругосветное путешествие на паруснике страдающим депрессией аристократам для исцеления от недуга. Это лечение помогало избавиться от тоски, и жизнь вновь приобретала смысл. Суть его заключалась в том, что новые впечатления, перемена часовых и климатических поясов, неизбежный риск (океан — это вам не джакузи с подогретой водичкой) выбивали организм из печального и угнетенного состояния, заставляли его мобилизовать резервы и работать на все сто процентов. Мало кто знает, что Чарльз Дарвин отправился в свое знаменитое путешествие на корабле “Бигль” не ради высоконаучных интересов, а от затянувшейся хандры. Он лечился морем и новыми впечатлениями от утраты интереса к жизни. И лечение ему помогло: тоска исчезла. Более того, в экспедиции он собрал гору любопытнейших материалов, на основе которых создал свою теорию эволюции и естественного отбора.

Бродяга

В 1999 году сорокапятилетний бизнесмен Жан разорился и погряз в долгах. Настроение у него было ужасным. Он решил отправиться куда глаза глядят. И вознамерился обойти весь мир. Жан рассчитал, что поход его продлится около десяти лет. Дети от первого брака не возражали — отношения с отцом у них были прохладными. Любимая женщина, Люси, отнеслась к его планам с пониманием и не пыталась отговорить его. Ведь дома он тосковал, отчаивался, сам страдал и портил настроение другим. Люси помогла ему разработать маршрут и во время путешествия поддерживала его сайт в интернете. Раз в год она встречалась с ним во время рождественских каникул.

Жан Беливо отправился в свой поход в августе 2000 года, с трехколесной тележкой и палаткой. Он взял с собой немного денег — сколько у него оставалось. И прошел через шестьдесят четыре страны. За одиннадцать лет Беливо износил 54 пары обуви и потратил 50 тысяч долларов, большая часть из которых была предоставлена ему в качестве добровольных пожертвований граждан со всего мира. За время путешествия его приютили 1600 семей, в числе которых были и семьи преступников, экстремистов и наркодилеров, тем не менее Беливо остался жив, цел и невредим. Столько же ночей он провел в палатке, остальное — в пожарных частях, полицейских участках, церквях, ночлежках для бездомных, больницах и школах.

В Египте Жан бесплатно вылечил зубы, в Индии получил в подарок солнцезащитные очки, в Судане почти две недели питался жуками и змеями, а в Алжире перенес операцию и две недели бесплатно провел в больнице. На Филиппинах, во время пересечения опасного участка на острове Минданао, его сопровождал отряд из тридцати солдат, которые вместе с ним скандировали: "Мы хотим мира". В чилийской пустыне Атакама Жана едва не загрызла пума. А в Южной Африке Жану разрешили переночевать в пустовавшей тюремной камере, и охранник из утренней смены отказался его выпускать — а вдруг он преступник и сидит за дело! В Эфиопии он вдруг почувствовал себя таким одиноким, что прорыдал всю ночь. Наутро ему позвонила по мобильнику Люси. Он воспринял ее звонок как чудо и решил идти дальше.

В 2011 году пятидесятишестилетний Жан Беливо вернулся в Монреаль. Его встретили Люси, сын, невестка и одиннадцатилетняя внучка, которую он никогда не видел. Денег у него по-прежнему нет.

Чем Жан Беливо отличается от путешественника или странника

История Жана производит двойственное впечатление. С одной стороны, Жан вроде бы не поддался депрессии и добился своего — она у него прошла. Но с другой стороны, он от своей жизни сбежал и другой не начал.

Таких, как Жан, раньше называли бродягами. В бродяжничестве нет ничего плохого, кроме того, что исходит оно из болезненной неспособности человека заниматься любимым делом и радоваться этому. За бродяжничеством не скрываются ни любопытство, ни интерес к людям, ни желание понять мир. Бродяга — это не странник и не путешественник. Его гонит вперед не жажда нового, а тревога и неспособность решить свои проблемы. Поэтому его трудно назвать счастливым человеком. Мужественным и решительным — да. Счастливым — вряд ли.

 

Галина Зайцева специально для Happy Nation