Наверх

Контракт с Богом. Про капитализм, тайцзы и любовь к людям. Рассказывает предприниматель Эрик Игаунис

Контракт с Богом. Про капитализм, тайцзы и любовь к людям. Рассказывает предприниматель Эрик Игаунис
Эрик Игаунис — успешный латвийский бизнесмен, совладелец Felix Holding. У него красавица жена, пятеро детей и двое внуков. В светской хронике имя Эрика мелькает редко, экстравагантностью он не отличается. Он просто делает свое дело.

И во время беседы с Эриком ясно понимаешь, почему в Древней Греции гармоничное спокойствие считалось даром свыше — свойственное ему умение слушать, сдержанность и чувство меры создают доверительную атмосферу и располагают к откровенности.

— Давайте начнем с личного и затем перейдем к вопросам политики и экономики. Так получится веселее. Вот, например, что вас, Эрик, радует?

— Моя любимая жена. Мои дети. И мои проекты. Детей у меня пятеро, причем младший сын появился на свет несколько недель назад. Проектов намного больше. И они мне тоже отчасти как дети. Пару лет назад мы затеяли очень серьезный проект. Я собрал большую команду, идея была моя, разработка и реализация — общие. Люди, настоящие профессионалы, мне поверили. И пошли за мной. Были у нас очень непростые моменты, что-то происходило буквально чудом. Мы вкалывали девять месяцев без перерыва, и днем и ночью. Добились успеха. Все вместе собрались на кухне, пили вино из разномастных стаканов, шумели, смеялись, делились радостью, вспоминали и ликовали. Нам удалось создать нечто важное! И оно заработало!

Знаете, самая искренняя радость — первая, которая идет от души и переживается сразу, на кухне, где все по-домашнему. Чем теснее сидишь, тем искреннее беседуешь. Такая радость чище и ярче, чем та, что будет потом, на официальных банкетах, под люстрами и при белой скатерти.

— Вы человек откровенный или замкнутый?

— Противоречивый. Иногда — полностью замкнутый. Иногда — полностью открытый. Среднее состояние бывает у меня редко. Степень открытости зависит от моего видения ситуации. Меня часто спрашивают: “Чего ж ты открываешься целиком? Это же незащищенность! На тебя каждый напасть может!” И я отвечаю: “Человек с открытым сердцем обладает такой энергией радости и любви, что тот, кто захочет его ранить морально или словесно, не сумеет причинить ему боль, нанести удар”. Радость и любовь располагают к нам людей и защищают нас от чужой ненависти. Мы ее просто не воспринимаем.

— А вы это чувствуете на себе?

— Да. Почти все наши противники находятся в нашей голове. Эти противники — наши негативные мысли. Как только я начинаю думать: ”Я откроюсь, и меня сглазят или используют мою откровенность против меня”, — так и происходит, потому что я начинаю притягивать эту ситуацию. Надо быть бесстрашным в своей откровенности. И тогда вы будете защищены.

До тридцати трех лет мне многое удавалось. У меня была цель, я к ней несся на всех парах и ни о чем другом не думал. К тридцати трем годам я до цели добрался. И начал о многом подумывать. Иногда не верил в себя, размышляя о негативном исходе событий. И негатив не заставил себя ждать, даже сердечная аритмия на какое-то время у меня появилась. От нее меня горстями таблеток пытались лечить. И все безуспешно. Наш беспокойный ум придает силу плохим ожиданиям. И они начинают сбываться. Уолш, автор книги “Разговор с Богом”, подсказал мне эту идею. Разум формирует плохие мысли и толкает нас по неверному пути.

Я поделюсь с вами личным опытом: попробуйте в течение недели сознательно вычеркивать из сознания все негативные мысли, думать только о хорошем, улыбаться, радоваться разным мелочам, создавть себе приятные ощущения и хорошее настроение. Вы увидите, как за неделю изменится ваша жизнь. И окажется: какую судьбу себе вы придумали, такая и складывается.

— А что вам помогло справиться с личным кризисом в тридцать три года, когда “негатив не заставил себя ждать”?

— Духовный поиск. Сначала меня кидало из стороны в сторону. Прочитал залпом Блаватскую. Ничего не понял. Поговорил с друзьями — многие ее хвалят. Некоторые даже цитируют. Но никто ничего не понимает. И я книги Блаватской отложил и больше к ним не возвращался. Прочитал несколько томов по дзен-буддизму. Разобрался. Они написаны в таком стиле, который вводит читателя в особое, созерцательное состояние и помогает через него постичь истину путем озарения. Принял теорию реинкарнации — ею многое объясняется из того, что с нами происходит.

Взялся читать книги по тонким мирам и астральным сущностям. Сначала было забавно. Потом подумал: “А каким образом я могу почувствовать присутствие тонких миров и астральных тел? Да никаким. Влияют ли они на мои взаимоотношения с людьми и миром? Нет”. Поспрашивал знакомых — не встречался ли кто-либо с астральными проявлениями. На меня смотрели с недоумением, иногда — с обидой: "Я к тебе по-человечески, а ты мне — про астрал". Пара знакомых, заслышав мой вопрос, обрадовались встрече с "братом по разуму", но они сами выглядели так, словно выпали из нашей реальности и никогда больше в нее не вернутся. Я подумал: “Раз астрал на мою жизнь никак не влияет, то он мне не нужен!" И закрыл его вместе со всей литературой на эту тему.

Попробовал йогу — не мое. Часто говорят, что йоговские асаны доступны каждому. Мне были доступны не все — из-за спортивных травм, которые я получил в юности. Стал постоянно заниматься цигуном, тайцзи и медитацией. Два раза в неделю бегал. Через год моя аритмия прошла, и больше ее у меня никогда не было. А тяга к тайцзи, желание медитировать и размышлять — остались.

Занятия ци-гун на берегу океана  

 

— Вы за время своей предпринимательской деятельности преодолели целых два финансово-экономических кризиса: в 1998 году и в 2008-м...

— Целых четыре кризиса. Первый — в 1991 году, как все, когда рухнуло все и ничего не было. Второй — в 1998 году: знаменитый российский кризис эпохи премьер-министра Кириенко, тогда в российском Белом доме всю ночь деньги считали, а наутро дефолт объявили. В 2003 году зашатались азиатские рынки, а вместе с ними и вся мировая финансовая система. А в 2008 году случился теперь уже всеобщий затяжной финансовый кризис.

— Для вас экономический кризис — это норма жизни?

— Во всяком случае, никак не что-то эксклюзивное. Кризис не катастрофа, а показатель того, что старая система больше не работает и надо создавать или искать что-то новое.

Два кризиса пережил до тридцатитрехлетнего возраста. Два — после. И ничего — справился. Нашлись новые решения.

— Я часто слышу выражения “политики не думают о народе” или “народ еще скажет свое слово”. И невольно думаю: а что это такое — народ, о благе которого мы постоянно говорим?

— Народ — это все население страны, от миллиардера до ребенка и пенсионера. Вы, я, они. Нет элиты и всего остального “народа”. Все мы — одно целое. И я для себя чаще пользуюсь выражением “жители нашей страны”, чем термином “народ”. Каждый житель страны, весь народ, является ее акционером, то есть — совладельцем.

— Звучит неожиданно — про совладельцев. Хотя, если вдуматься, то, в принципе, верно...

— Очень полезно жителю страны сознавать себя ее совладельцем. Сразу понимаешь, кто в доме хозяин. И все становится на свои места. Мы начинаем по-другому воспринимать Сейм, который сами выбрали: он — всего лишь часть народа. И все депутаты — такие же, как мы, с нашими недостатками и нашими достоинствами. Это мы дали Сейму полномочия решать за нас некоторые вопросы. И то, что дали, можно и забрать.

Правительство мы нанимаем себе на работу как управителя всем нашим хозяйством. Платим ему деньги, когда оно хорошо хозяйничает. И отказываемся платить, когда плохо.

— Кто, по-вашему, должен стоять во главе правительства — бизнесмен-практик или ученый-экономист?

— Толковый администратор. Академический ученый не самая подходящая кандидатура на должность премьер-министра. У него творческий ум и научное любопытство, которые могут завести его, а вместе с ним и страну, в экспериментальные дебри, откуда полвека выбираться придется. У бизнесмена — страсть к прибыли любой ценой, что может на высоком посту помешать.

Для министра важны умение общаться с разными людьми, навыки управления, опыт работы. Ученая степень — полезна. Но главное все-таки — коммуникабельность, которая помогает управлять командой, быстро оценить ситуацию и вработаться в нее, так как власть меняется раз в четыре года. И чем быстрее человек освоится на новом месте, тем больше пользы принесет.

— Мне кажется, что депутаты и министры настолько остро чувствуют себя временными работниками, что не думают о перспективах развития хоть чего-нибудь. Зачем заниматься долгосрочными проектами, вдруг не выберут на следующий срок?

— Все население можно разделить на три категории: политики, чиновники и владельцы страны. Политик намерен отработать четыре года с максимальной пользой для себя и немножко постараться для всего народа.

Чиновник, который сидит в госаппарате много лет, думает о стране больше, чем политик. И ставит перед собой среднесрочные, лет на десять, планы. Он хочет, чтобы страна была богатой и платила ему хороший оклад, пока он находится на своем посту.

А владельцы страны — ее остальные жители — хотят, чтобы хорошо жили они, их дети и внуки. Для них очень важно будущее, даже отдаленное.

— Для политиков основная цель — победа на выборах. Они готовы любой государственный интерес перед выборами потоптать ногами, лишь бы потом властвовать. Надеются после выборов все исправить, но времени, как правило, на исправления не хватает. Какой выход вы видите из этой ситуации?

— Из политического тупика можно выходить по разными сценариям. Я расскажу про тот, который близок мне.

Начнем с базы — с экономики. Человек последние двести лет живет в индустриальном общества и является объектом для использования в гонке интересов транснациональных корпораций. Больше работаем, больше производим, больше покупаем, больше работаем, чтобы больше производить... Маховик производства потребительских товаров вращается все быстрее. У человека не остается времени для интеллектуального и духовного развития, для заботы о здоровье и семье.

И все больше народа становится все менее самостоятельным. Количество капитала, который переходит в руки горстки людей, стремительно растет. В 1980 году подсчитали: за тридцать лет 1 % богатых людей увеличили свое состояние на 280 %. А доходы беднейших групп населения (численностью в 20 %) выросли всего на 16 %. Выходит, почти вся “шапка”, заработанная мировой экономикой, ушла к 1 % богатейшего населения. “Мы всегда знали, что безумное стремление к прибыли — плохая мораль, а теперь мы знаем, что это еще и плохая экономика”, — говорил Франклин Рузвельт. Миллиардеры хапнули эти деньги себе в карман, а они могли бы пойти на благо всей планеты.

Люди участвуют в чужом громадном бизнесе, и остается все меньше самостоятельных предпринимателей, способных руководить своим делом, жить своей жизнью и принимать собственные решения. В начале XIX века было 80 % предпринимателей от всего трудоспособного населения, в конце XIX века — 35 %. Поэтому в мире много депрессий и мало счастливых людей, ведь львиную долю сил и времени отнимает работа на чужого человека.

— Правильно ли я вас поняла — для того, чтобы изменить что-то в политике, надо сначала изменить экономику?

— Да, сдвинуть что-то в политике изолированно от экономики нельзя. Но я против резких скачков. Если при нынешней экономике резко поменять политический строй, то все станет еще хуже.

— Вы за эволюцию, а не за революцию?

— Я за эволюцию, причем в пяти сферах одновременно: в сфере экономики, политики, духовно-нравственной жизни людей, здоровья и образования. Человек должен жить в достатке — это экономика, чувствовать себя свободным и наслаждаться красотой мира — это духовность. Должен знать разницу между “плохо” и хорошо” — это нравственность. Должен заботиться о своем здоровье и получать отличное образование. И все эти изменения я называю “оздоровлением общества”.

В каждой сфере должен существовать свой план развития. И все планы необходимо координировать между собой. Главный показатель успешного выполнения плана не рост ВВП, а рост благополучия жителей.

— Кто составляет планы?

— Народ, все население страны.

— Каким образом? Населения много, все разные, как объединить интересы и выработать общий план?

— Через народных представителей. Механизм известен. Люди, живущие на местах — в городах, в районах, — знают, что нужно региону. Они приходят на народное собрание, выбирают своих представителей, которым делегируют свои полномочия. И те составляют планы первого уровня. В них учитываются все географические и экономические детали: у кого-то море рядом, и там холодно, у кого-то — хутор в лесу, и там плохие дороги, кто-то владеет квартирой в городе и волнуется о безопасности улиц по ночам.

Потом составляются планы второго уровня, объединяющие первые. И третьего уровня — итоговые. Для всей страны.

За выполнение планов отвечает государственный аппарат. Его задача — соблюсти интересы всех групп населения, регулировать баланс между индивидуальными потребностями людей и общественным благом.

 

"Большие корпорации и государственные деятели забывают главный принцип успеха — его можно достичь только тогда, когда ты поступаешь с другим так, как хотел бы, чтобы поступали с тобой. Нельзя плевать на соседа: если ему трудно — помоги ему. Конечно, в первую очередь ты отвечаешь за благополучие сотрудников твоей компании, но к внешнему миру надо обращаться человеческим лицом".

 

— А разве система представителей у нас сейчас не работает? Чем отличается то, про что вы говорили, от того, как у нас на настоящий момент все устроено?

— Качеством людей. Чем мы образованнее и ответственнее, тем лучше депутаты. Изменения политической системы мы добьемся за счет духовно-нравственного воспитания и образования жителей, а не за счет революции. Постепенно появятся самоотверженные депутаты, для которых будет важно выполнять волю избирателей. Служение людям у них будет стоять на первом месте.

— А вы идеалист!

— Нет, я практик и вижу, как развивается общество.

— Мне кажется, что сейчас очень мало людей хотели бы заниматься самостоятельным бизнесом или самостоятельной профессиональной деятельностью. Многие все спихивают на других: “Вы меня обеспечивайте, дайте хорошую зарплату, и я тогда подумаю, работать ли мне с полной отдачей”.

— Это состояние называется “дух нищеты” — безволие и страх принимать решение и нести за него ответственность. Дух нищеты сформирован прошлой и нынешней экономической системами.

Советская система декларировала: “Все вокруг равны. Не ломайте себе голову: мы за вас все решили. Работайте, а мы вам дадим столько, сколько считаем нужным”. И люди у нас разучились думать и отвечать за себя. Пришел капитализм и предложил другой вариант: “Зачем думать — работать и зарабатывать надо, чтобы покупать, потреблять и опять производить”. И социализм, и капитализм, по сути, одна и та же бесконечная индустриализация, выковывающая максимально управляемых рабов.

Люди стали безвольными. Как устроились в юности — так и живут. Испытывают страх: “Вдруг я изменю что-то и все потеряю!” Я вижу много таких примеров в своем окружении: люди работают не на своем месте, не по своему предназначению. Страдают, но не решаются выйти за рамки.

 

“Ты при рождении заключаешь с Богом контракт. Там указано твое предназначение и обещано, что ты будешь счастлив, осуществляя его. Один экземпляр остается у тебя в сердце, другой хранится у Бога. Они связаны между собою. И как только ты идешь не туда, куда тебя влечет твое предназначение, Бог через твое сердце сигналит об этом и посылает тебе испытания. Чем больше отклонился, тем сильнее сигнал и значительнее испытание. Радости — нет, счастья — тоже. Возвращаешься на свой путь — все налаживается”.

 

— Что вы предлагаете?

— Духовно-нравственное развитие общества. За этими сухими словами скрывается простая вещь: духовный человек не связан стереотипами и отвечает за свои решения. Как только ты становишься свободным и отвечаешь за свои решения, с тебя снимается энергетический барьер — ты, полный сил, сам поставил себе задачу, сам с себя за нее спросил, все сделал и получил результат. Нравственность удерживает тебя от того, чтобы ты причинил кому-то зло в погоне за своей целью, сокращает число твоих врагов и убирает много препятствий на твоем пути.

С моей точки зрения, хороший вариант: работники-совладельцы. Я уверен, что люди должны участвовать в развитии компании и государства, принимать решения и нести за них ответственность. Быть акционерами. Акционеры знают положение дел на предприятиях, все вместе принимают решения, ищут выход из сложных ситуаций. Они чувствуют радость от того, что являются акционерами.

Огромная мотивация к отличной работе — хорошая атмосфера в коллективе, уважительные отношения с руководителями. Скажу банальность: счастливый человек — тот, кто утром с радостью идет на работу, а вечером — домой. И более точного определения счастья пока никто не придумал.

— Мне думается, что Латвия мало использует свое уникальное положение между Россией и Европой. В Латвии можно собирать для диалога мыслящих людей с Запада и Востока, проводить “на нейтральной полосе” разные встречи и конференции…

— Латвия действительно удобна для организации международных встреч и конференций. Они нам полезны, так как повышают авторитет нашего государства — раз, предоставляют нам возможность учиться от других уму-разуму — два. Дополнительный доход в казну, инвестиции — три.

— А какие еще у Латвии возможности заработать на своей географии?

— Я бы предложил изучить опыт похожих стран — Гонконга, Финляндии, Сингапура. Для этого пусть наши эксперты объедут эти страны, изучат, какие двигатели экономики были в каждой, найдут похожие у нас и у них черты, определят различия, вытекающие из климата и национальных особенностей. Неплохо бы вспомнить историю — за счет чего Рига стала столицей Ганзейских государств. Одновременно я бы — через общенародные опросы — выяснил, что интересует людей, какие у них цели и потребности в жизни.

Затем на основе обеих работ сформулировал бы главные потребности страны и нашел экономические и политические способы их реализации. И создал бы общий стратегический план развития страны на много лет вперед.

— И кому бы вы доверили такой план составлять?

— Представителям от всего населения. Градаций может быть много — главное, чтобы в них были отражены все слои жителей и все интересы.

— Получается длительный процесс...

— Примерно два-три года — только на планирование. Развитие территорий — это целая отрасль науки, у нас мало кто с нею знаком, почти никто ее наработками не пользовался. Как мы уже говорили, у наших политиков все цели расположены рядом, под носом. Вдаль никто не заглядывает.

— Какое общество вы считаете идеальным?

— Я бы назвал такое общество здоровым — то, в котором у каждого человека должно быть свое место в жизни, где он нужен и где ему хорошо. Каждому надо предоставить возможность прожить свою жизнь. Дело человека — пользоваться этой возможностью или нет. Может, пока ему не хочется, а через десять лет он еще как захочет. В здоровом обществе существует гармония между индивидуальными и общественными потребностями и отсутствует конфликт между природой человека и социальным порядком. Человеку никто не мешает получать радость от сегодняшнего дня, от общения с семьей и от своего развития.

— А что это значит — жить своей жизнью? Вы так часто повторяете это выражение!

— Прожить свою жизнь — это найти свое предназначение и получать радость от его реализации. Мне думается, что наше предназначение всегда связано с помощью другим. Пекарь печет для других хлеб. Я — бизнесмен и занимаюсь тем бизнесом, который делает жизнь других людей лучше. Например, я покупаю производство, которое, образно говоря, дышит на ладан, восстанавливаю и исцеляю его, налаживаю на нем выпуск того, что необходимо для блага людей. (Улыбается.) Но пекарь для мира, наверное, важнее, потому что на голодный желудок особо не наработаешься и жизни не порадуешься.

PS На следующий день после интервью мне позвонил Эрик и сказал: “Листал вчера “Теорию справедливости” Джона Ролза (один из крупнейших философов XX века, прим. Ред.) и натолкнулся на фразу, котлрой не мог не поделиться, настолько она подтверждает мое представление о жизни: “Счастье есть ощущение успешности реализации жизненного плана".

 Эрик и его супруга на прогулке

 

Специальные вопросы от HappyNation

 

— Если бы вы были Богом, что бы вы изменили в нашем мире?

— Я бы создал такую мировую систему, которая позволяла бы человеку жить его жизнью, по его способностям.

 

— В чем смысл вашей жизни на данный момент?

— Развивать новые проекты, которые делают людей счастливыми и благополучными.

 

— Ваша любимая книга и ваш любимый фильм?— Фильм — “Удачный год”, про лондонского коммерсанта, который продает свою долю в бизнесе, остается жить в поместье в Провансе и занимается вином и виноградниками. Некая параллель со мной — в его ситуации я бы сделал такой же выбор.

А книга — это Уолш Нил Дональд “Счастливе Бога”. Когда я ее прочитал, то стал ближе к Богу.

 

— Какой, с вашей точки зрения, самый непростительный недостаток в человеке?

— Все недостатки простительны. Самый близкий, по моему пониманию, к непростительному — это самообман. Обманывать себя — это жить не своей жизнью, совершать против себя преступление.

 

— Что вам нужно для полного счастья?

— Навести порядок на письменном столе. (Улыбается.)

 

— А есть ли шанс, что так оно и будет?

— Шанс есть, я каждую неделю собираюсь это сделать.

 

Галина Панца (Зайцева) специально для HappyNation