Наверх

Радость любит тишину

Радость любит тишину
Так  утверждает известная  латвийская телеведущая,  икона стиля и знаток моды, а с недавних пор - и поэтесса  Майя Силова в своем эссе. 

Джуно из Ретиро-парка

 

Как любительница тонкого вина, я наслаждаюсь красотой бытия во всех его проявлениях. Для меня радость — это множество неожиданных моментов, нюансов и полутонов, мельчайших деталей. Она всегда мимолетна. И всегда возвращается.

 

Именно поэтому я ценю радость  очень высоко и прощаю ее, когда она от меня уходит, — я смею надеяться, что встречи нам еще суждены. И каждый раз она возвращается в новом обличии.

 

... Его звали Джуно. Этого необычного уличного торговца я встретила осенью в Мадриде, в Ретиро-парке у Стеклянного дворца. Осенний день выдался необычно жарким. Все было окутано знойным маревом. Это был не лучший день для меня, я  грустила о своем и  быстро шла по дорожке под палящим солнцем. И вдруг заметила его. И остановилась.

Он сидел на земле и плел из кожаных ремешков незамысловатые браслетики. Но делал  это с таким немыслимым  достоинством, словно создавал шедевры мирового искусства. И сам был похож на  старинную скульптуру из бронзы: чеканное немолодое лицо, темная кожа и резкие морщинки — дань  бегу времени.

Я подошла к нему, чтобы купить пару милых браслетиков на память. Приобрести, повинуясь сострадательному порыву сердца, вещицы из разряда тех, которые мы никогда не то чтобы не носим, но даже не вспоминаем о них. Я указала на зеленый, желтый и красный браслет и протянула 10 евро. Он вежливо улыбнулся и на английском, с характерным африканским акцентом, сказал, что это подарок. Я спросила, как его зовут. Он кратко ответил: "Джуно". И продолжал плести, как будто бы и не присутствовал здесь вовсе.

Я спросила, почему он подарил мне браслеты, ведь это его труд, а труд стоит денег. И тогда он на меня посмотрел и сказал: "Если ты купишь браслеты — магия пропадет. Магия бесценна. Ее не продают. Ты меня понимаешь?" "Да, — ответила я, — понимаю". Мне подарок по-прежнему казался слишком щедрым, но раз он считал нужным его сделать — ему виднее. Выглядел Джуно вовсе не добрым волшебником, творящим чудеса, а уставшим человеком, который на палящем солнце день за днем зарабатывает себе на жизнь и одновременно зорко следит за нею.

"Можно я сяду рядом и мы помолчим?" "Да, — ответил Джуно. — Значит, ты и правда поняла".

Я села на траву. Мы долго молчали. Джуно продолжал работать. Я смотрела на его руки. Они сплетали красное — радость — и синее — грусть — вместе с желтым — солнцем — и фиолетовым — мудростью. И мне казалось, что он не мог бы сказать больше и погасить мою печаль лучше, чем связывая воедино кожаные ремешки. Он создавал целое из отдельного и разрозненного. Мы сидели на пыльной земле, под лестницей Стеклянного дворца, я — и Джуно, который знал цену бесценных вещей.

 

Я не жду радостей, я их ищу в любом проявлении повседневной жизни. Ждать — это путь к душевному увяданию. Человек себя безбожно обманывает, когда считает, что он все успеет. Нет, не успеет. И время ожидания еще больше сокращает дорогу радости. Иди и не жди "наступления жизни", а участвуй в ней. Мы - не в банке, и ценных кредитов в виде минут, дней и лет нам никто не выдаст. И как ни странно, именно осознание быстротечности жизни позволяет чувствовать радость бытия особенно остро.

Нет предела моей радости, когда я встречаю людей, которые парят над мирской суетой, над фальшивыми ценностями и мелочностью, чей светлый дух сострадает чужой боли. Я всегда узнаю таких людей. Если ты встретишь на своем пути подобную личность, твое сердце покидают страх, грусть и тревога. В нем воцаряется хрустально чистая радость.

Я держу в руках красный кожаный браслетик, вспоминаю Ретиро-парк, Джуно и улыбаюсь. Радость, как счастье, не любит шума. Радость любит тишину. Прошу вас — не спугните ее, коль нашли.

 

Майя Силова, специально для Happy Nation