Наверх

Принципы жизни профессора Пирагса

Принципы жизни профессора Пирагса
"Многие боятся перемен. Но изменения — это не всегда хуже. И даже периоды следующего за ними хаоса имеют в нашей жизни свое законное время и место. Перемены — начало нового, другого, необычного, залог нашего движения вперед".

Так считает профессор Валдис Пирагс, руководитель Клиники внутренних болезней Клинической университетской больницы имени Паула Страдиня, а также Центра эндокринологии и кафедры медицинскoгo факультетa Латвийского университета. 

 

У нас многие люди живут "плохим завтрашним днем". Что это значит? Предположим, вам сегодня хорошо. Но вы думаете, что завтра все может быть плохо, вы ожидаете будущих неприятностей, нервничаете, и в итоге вам плохо сегодня, а завтра станет еще хуже. Действительно, неприятности случаются. Никто не знает, каким окажется завтрашний день. И это значит только одно: раз сегодня все в порядке — это замечательно, и надо ловить момент и наслаждаться настоящим, пока не наступило завтра, так как не ясно, каким оно будет.

Проблемы созданы для того, чтобы их решать. Каждая проблема — это вызов. Его можно принять, на него нужно ответить. Я шесть лет назад перенес инсульт. Подобная болезнь удручает. Ты воспринимаешь ее как подтверждение неоспоримого факта: судьба может в любой момент тебя остановить. Мое самочувствие было достаточно скверным. Но по личному опыту и по многолетним наблюдениям за пациентами я могу сказать: каждого из нас, кого раньше, кого позже, настигает своя болезнь. И если человек вырабатывает в себе способность преодолевать препятствия, которые ему болезнь подбрасывает, жить ему становится не то чтобы проще, но по-своему намного интереснее. Он решает задачи: "Если нельзя из-за болезни поступать таким образом, мне надо предпринять на пути к цели что-то другое". Он размышляет, пробует разные варианты и добивается своего. У него возникает уверенность: "Я справлюсь!" и пропадает боязнь "вдруг что-то случится" — ведь многое уже случилось, а ты все случившееся преодолел и теперь спокойно смотришь в будущее.

Только наивные люди думают, что все в жизни — по воле случая. На самом деле все имеет свою причину — и ты можешь подумать и понять, почему это случилось именно с тобою. Жизнь — это не игра в кости: бросил разок, и готово, что выпало, то выпало. Она ближе к шахматам. А шахматную партию с судьбой можно играть очень долго. Я все еще изучаю ее правила. Но уже достиг того уровня, когда получается красивая игра.

С годами у меня в жизни остается все меньше того, что мне не нравится. Мне по душе находиться среди молодежи, общаться с моими студентами, беседовать с интересными собеседниками, путешествовать и читать про историю.

Любое путешествие для меня интересно. Я не сноб и точно знаю, что и в Анталье можно интересно провести время, и на Мачу-Пикчу — заскучать. Недавно я с удовольствием погрузился в атмосферу Берлина — города, в котором бывал десятки раз. Мне нравится Индия, но в ней надо преодолевать инстинктивную неприязнь европейца к хаосу и грязи, к кастовой предопределенности, которая поддерживает нищету — кем уродился, тем и живи, не претендуй на большее. Все остальное там прекрасно и удивительно.  

Надо любить детей, чтобы быть счастливым. У меня четверо детей. И все от одной и той же жены. Первый и последний раз я женился в студенчестве. Мы вместе с Петрой — так зовут мою жену, это по-гречески значит "утес", — вместе учились. Ко времени окончания университета у нас уже было двое детей. Теперь старшая, Элиза, двадцати четырех лет, работает в Париже. Рейнхолд, двадцати двух лет, закончил Рижскую экономическую высшую школу. Младшей дочке, Норе, девять лет, младшему сыну Арнольду — пять. В последний раз мы путешествовали все вместе: в Цюрихе взяли напрокат машину и через тоннель поехали до озера Комо в Италии. Моя жена всегда умеет найти очень интересные отели. На этот раз мы жили в средневековом крестьянском доме — старинном, но со всеми удобствами. Хозяева ничего не покупали в магазинах, все готовили и выращивали сами: свежий сыр, ветчина, ягоды и фрукты. А в начале ноября мы вдвоем с женой отправляемся в Израиль — у нас серебряная годовщина свадьбы.

 

Раньше я был честолюбивым. Достиг того, чего хотел. Не стал зависимым от своего честолюбия и свободно вышел из большой игры. 

 

Научный мир — тоже как большая игра, в которой далеко не все играют по правилам. Может, я не самый талантливый игрок в этой игре. Очень важны публикации — все соревнуются, сколько статей опубликовано, как часто вас цитируют. На основе публикаций вычисляется индекс Хирша. Хороший игрок определит, как найти тему, которую будут больше всего цитировать, как поддерживать дружеский контакт с влиятельными профессорами и редакторами. Соперничество в научной среде очень жесткое. Если попасть в этот заколдованный круг — из него трудно выбраться.

Мне легко об этом говорить — парадоксальный факт, но я всего уже достиг. Когда Европейский союз расширялся, среди его научной элиты возник большой интерес к толковым молодым людям из молодых демократических стран, которые могли бы общаться на академическом английском языке и хорошо выглядели. Я попал в этот поток. И в сорок — сорок шесть лет поднялся до таких вершин, которых в других странах ученые к 40—60 годам редко достигают. Был одним из директоров Европейского эндокринологического общества, под моей опекой находилось все постдипломное обучение в Европе. Очень интересное было время! Два раза в месяц, по пятницам, в полдень я улетал, вечером открывал совещание, за ним следовал торжественный ужин в хорошем ресторане, увлекательные разговоры, суббота — дела, воскресенье утром — тоже. Вечером — домой. Жена встречает в аэропорту, дети уже спят, утром в понедельник — на работу. Такой образ жизни требует умение быстро мобилизовать все силы и быстро расслабляться, чтобы успеть отдохнуть.

В какой-то момент я понял, что прожить такой период очень интересно, но он должен завершиться. Честолюбие на уровне "чем больше — тем лучше" является заколдованным кругом. Как бы высоко ты ни поднялся, всегда будет кто-то еще выше. Как в первой "Формуле" — за первым кругом идет еще один, и еще... И я вышел из гонки. Есть в жизни кое-что важнее работы.

 

Спецвопросы от HappyNation

— В чем для вас смысл жизни?

— О смысле жизни я много думал, когда мне было лет двадцать-двадцать пять. И пришел к выводу, что моя цель — добиться гармонии между своими личными желаниями и средой, в которой я живу, и быть полезным тем людям, которых я ценю.

— Ваша любимая книга?

— Аксель Мунте "Легенда о Сан-Микеле". Эту книгу шведский врач Мунте написал в 1929 году, когда ему было семьдесят два года. Он работал в Париже у знаменитого невропатолога Шарко, лечил известнейших людей своего времени в Риме. Последние годы жизни провел на острове Капри в Италии и при королевском дворе в Стокгольме.

— Если бы вы стали Богом, что бы вы изменили в нашей жизни?

— Не я этот мир задумал и создал. Это не мой план, не мне его и менять. Я бы не вмешивался.

— Вы верующий человек?

— Я не атеист. Бог и вера для меня важны. Но в церковь я не хожу. И ни к одной конфесии не принадлежу.

— На что вам не жаль никаких денег?

— А мне вообще не жалко тратить деньги! Я могу рассердиться, если кто-то обвел меня при продаже вокруг пальца, так как не люблю быть обманутым. Но денег все равно не жалею. Если выразиться более помпезно: деньги — только инструменты. И они должны тратиться и использоваться.