Наверх

Павел Вардишвили о том, как слезть с инстаграма

Павел Вардишвили о том, как слезть с инстаграма
Давайте уже честно признаемся себе: сегодня, если ты что-то не опубликовал в инстаграме, то этого с тобой не было.

Не было твоей поездки в Копенгаген, синяка, полученного в баре «Стрелка», лоферов Walk of Shame, результатов новой диеты или усилий тренера, завтрака в «Кофемании», пьяного лучшего друга или нового любовника. Ничего не было — покуда это не снято и не выложено в сеть.

Фотограф Максим Авдеев говорит, что если у тебя десять процентов лайков на инстаграме от общего числа последователей (простите, фолловеров), то снимок можно считать удачным. Из этой арифметики я выявил главные фото собственного аккаунта: котики, море, еда, современная архитектура, природа, стрит-арт, блестящее, голое. (Пока я писал этот абзац, какая-то девушка стала 102-м лайком на «фото с архитектурой», которое я сделал месяца два назад в том самом Копенгагене.)

 

 

Все молчат, но знают, что аккаунты в социальных сетях, а тем более Instagram, где нажатие одной кнопки дает моментальный результат, ведутся не ради документирования событий или, там, реализации фотографических амбиций. It’s all about likes.

Инстаграм — не графомания в ЖЖ, не новостная лента или форум, в которые превратился Facebook, и не ограниченный (во всех смыслах) Twitter. Это — Wonderland, куда раньше отправлялись, съев марку или две, а теперь — наложив на снимок фильтры и заблюрив уродство на заднем плане.

Бесчисленный набор хэштегов, зеркалки, фотошоп, селебрити-споттинг, китайские пользователи — в борьбе за лайки хороши любые средства. Особо отчаявшиеся в поисках уорхоловских 15 минут славы ходят за помощью к девушке легкой репутации Тине Канделаки. Так, незаметно, эта гонка и стала самой настоящей жизнью.

Очередной столичный подхалим, который успел поработать визажистом, начал переплавлять в «именные» помады свои накопившиеся косметические запасы и посылать их местным актрисам и модницам. Подарку обрадовались не все. Одна из обладательниц такой помады, выложив ее в инстаграм, тут же пожалела. Непрошеный бьюти-гуру совсем «потерял дистанцию» и стал вести себя так, будто они теперь как минимум хорошие приятели. (К слову, мой снимок с Брайаном Ферри тоже собирает грандиозное количество лайков и несколько десятков новых подписчиков, которым плевать, что виделся я с ним один раз в жизни, и то минуты на три.)

Когда маркетинг-менеджеры больших ритейл-компаний признаются, что инстаграм светской девушки Елены Перминовой продает вещи лучше любых рекламных кампаний и самых опытных консультантов, — это совершенно меняет принципы коммуникации между продавцом и покупателем. (О, у меня тут еще один лайк «упал» на лимитированные Air Max’ы.)

С уходом алкоголя из печатной и наружной рекламы освободившиеся бюджеты стали вливать в камерные вечеринки. И самый популярный вопрос на них теперь: «А какой здесь хэштег?» Попасть на диджей-сет исламской художницы или концерт хулиганки из Гарлема, конечно, круто. Но так ли это здорово, когда организаторы чуть ли не с дулом у виска заставляют тебя выложить снимок с их вечеринки в инстаграм, с правильным хэштегом, разумеется? (Да, и только что сразу трое поставили лайк на мое видео с танцем барменш в ЦСК «Гараж».)

Кто там на дух не переносил многочисленные сокращения вроде LOL или OMFG? Расслабьтесь, их давно заменили иконки из приложения Emoji. Оставить в комментариях к фото букетик, сердечко или бокал тини — красноречивее не то что слов, но и конфеты Raffaello. (На мой инстаграм секунду назад подписался бородатый красавец из Аргентины.)

 

А как вам школьная иерархия в лайках и фолловерах? «Я ее добавил, подождал два дня, она в ответ не добавила меня. Ну, я ее и удалил». «Тебе правда нравится эта фотография?» — «Нет, но я ставлю ей лайк, потому что она меня всегда лайкает». Все это напоминает новый чудный мирок или вселенную, тот самый Wonderland, со своим социальным устройством и саморегулированием.

Для тех, кто не собирается бросать, наш официальный инстаграм —InterviewRussia.

Моя лучшая подруга в один момент взяла и отказалась от всех социальных сетей. Так что новости она теперь читает в газетах или напрямую на сайтах. Еда для нее обрела вкус и перестала быть поводом для фото. Мы с ней даже видеться стали в два раза чаще. Как-то за ужином она отобрала мой телефон и стала рассматривать фотографии в инстаграме. «Ну, Паш, если им верить, то ты живешь замечательной, легкой и красивой жизнью», — съязвила она. Так же легко, видимо, она сейчас бросает курить, не случайно сравнивая мое увлечение инстаграмом с настоящей зависимостью. В общем, ее предложение в качестве эксперимента отказаться от инстаграма хотя бы на несколько дней я принял с энтузиазмом.

Этот опыт мало напоминал героиновые ломки, но оказался не из приятных. Пришлось контролировать себя, чтобы не открывать новые уведомления. Перестать беспокоиться о том, как я получился на снимках друзей. Придумать альтернативные занятия круглосуточному просмотру ленты. Удалось: найти время для тренировок в спортзале; прочесть воспоминания Сьюзен Сонтаг; спокойно посмотреть (а не отснять для инстаграма) несколько выставок; провести пару приятных вечеров с друзьями, где мы именно что трепались о наших отпусках, а не демонстрировали друг другу гигабайты фото.

В общем, «слезть» с инстаграма можно, но это рискованно. Скорее всего, психбольницы и рехабы будут забиты человеческим материалом, не понимающим, что делать с этой реальной жизнью, без возможности выложить обновку Kenzo в инстаграм и заработать добрую порцию лайков. Но иногда стоит посмотреть на всех этих котиков, море, современную архитектуру с природой, искусство, блестящее и голое — своим собственными глазами.

 

Текст Павел Вардишвили

Фото @pavelvardishvili