Наверх

Вячеслав Иванов «Новые открытия. Человечество и его будущее»

Вячеслав Иванов «Новые открытия. Человечество и его будущее»
Сын первого председателя Союза писателей СССР, друг Пастернака и Бродского, соратник Лотмана и Гаспарова, Иванов сам по себе – часть российской истории, а его научные исследования сделали его частью истории мировой.

Руководитель Русской антропологической школы РГГУ, член четырех академий, автор теории основного мифа и один из создателей московско-тартуской лингвистической школы Вячеслав Всеволодович Иванов обладает потрясающим багажом знаний о прошлом человечества, а трезвый взгляд и широта горизонта большого ученого позволяют ему быстро анализировать текущие исторические события, безошибочно вписывать их в контекст, и делать прогнозы, точность которых не вызывает у слушателей сомнений. 

Если мы, действительно, участвовали в создании Вселенной таким образом, чтобы было учтено то, что мы должны потом возникнуть, очень маловероятно, что безумие какого-нибудь одного диктатора или сумасшествие целой страны, которая будет повторять глупости этого диктатора, что это может привести к гибели всего человечества. Это просто невероятно.

Насколько высшие приматы близки друг другу генетически, как связан конфликт между Россией и Украиной и книга Петра Кропоткина “Взаимная помощь среди животных и людей как двигатель прогресса”, в чем сущность ноосферы, существуют ли научные обоснования массовой истерии, какому языку лучше учить внуков, и каковы перспективы развития науки и человечества в целом – вы узнаете из видео-записи и текстовой расшифровки лекции Вячеслава Всеволодовича Иванова.

 
Расшифровка видео

Я озаглавил свою лекцию так торжественно, но я хочу рассказать вам о некоторых более или менее новых соображениях, идеях, связанных с некоторыми открытиями. То есть это, все-таки, будет о современной науке, как она связана с проблемами человека. И я сам больше занимаюсь очень старым прошлым в разных науках о человеке, поэтому буду об этом вначале говорить. Но потом перейду к сегодняшнему дню и в особенности к тому, что нас может ожидать с точки зрения науки, опять-таки.

Начну с того, как прошлое связано с настоящим, отчасти, может быть, и с будущим. Вы знаете, я начинаю с науки, которой я сам как ученый занимаюсь, только читая об открытиях и мыслях других ученых. Ну, это одна из наиболее продвинувшихся за последние века наука – это физика. И вы знаете, что физика пришла к выводам, которые важны для каждого из нас, я думаю. Это касается происхождения всего человечества. Открытие сделано именно физиками.

Вы знаете, что мы живем в том, что по-русски мы называем Вселенная, а более скромные народы это же самое понятие обозначают таким термином как английское, но латинского происхождения слова Universe. Заметьте, что там есть «uni», то есть один. Значит, имеется в виду один мир, одна Вселенная.

Дело в том, что по всей видимости с точки зрения современной математической физики, скорее всего, Вселенных много. То есть, есть много разных миров. Пока не совсем ясно, возможна ли даже теоретически связь между ними. Ну, вероятно, какая-то связь, все-таки, есть и что-то дальше будет открыто. Но во всяком случае, нам достался вот этот мир, в котором мы с вами все существуем.

И представьте, этот мир не всегда существовал, во всяком случае, в таком виде. Не только не всегда существовал вместе с нами – мы сравнительно поздно появились (мы, люди), о чем я буду сегодня говорить, примерно всего 200 тысяч лет назад – совсем маленький срок. А сам этот мир отсутствовал. Во всяком случае, для нас, существ, устроенных так, как мы, люди, можно твердо сказать, что такого мира не было, ну, много миллиардов лет назад.

Существовал вот такой короткий миг, который трудно называть мигом, потому что в это время не существовало времени. А дальше время начинается.

И потрясающее открытие современной физики заключается в том, что, по-видимому, правилен так называемый антропный, или человеческий антропологический принцип. Вокруг этого много споров, но, все-таки, много видных ученых поддерживает эту идею. Ну, это означает, что с самого своего возникновения, с момента возникновения всей нашей Вселенной она была так устроена, что в ней оказалось возможным потом возникновение и развитие человека.

И не буду вам подробно рассказывать, но почти все вы можете прочитать довольно просто написанную популярную книгу нашего замечательного современника астронома Ее Величества – такой титул официальный есть в Англии (Англия – традиционная страна). Мартин Риз его имя. По-английски пишется Rees. Мартин Риз «Just six numbers», «Всего 6 чисел».

«Всего 6 чисел» — это обозначение тех величин, благодаря которым оказалось возможным возникновение человека. Они связаны с температурой вновь возникшей Вселенной, с тем, как она менялась, с плотностью вещества, с разными совершенно конкретными физическими свойствами. Но важно то, что Вселенная была устроена таким образом, что в ней потом оказалось возможным возникновение и развитие человека. Это более или менее восстановленная идея.

А я позволю себе задать вопрос, на который я попытаюсь ответить, но не буду вас обманывать: общепринятого ответа на вопрос нет. Вопрос у меня вот какой. Если всё это верно, то понятно, зачем Вселенная нужна нам всем. Она нужна нам всем как такая удобная квартира, вот, некоторое помещение, которое, оказывается, заранее было для нас подготовлено таким образом, что постепенная астрофизическая, биологическая и так далее эволюция Вселенной привела к тому, что мы с вами появились и можем жить на этой Земле.

А вот нельзя ли задать такой вопрос? А для чего самой Вселенной, самой этой нашей квартире было нужно, чтобы у нее появился такой обитатель? Вообще есть ли какой-то смысл в существовании человека? Я имею в виду смысл существования человека с точки зрения всего внешнего мира, в котором мы живем?

Я позволю себе предложить ответ. Может быть, я ошибаюсь? Подумайте. Но мне кажется, что важно это представлять. Мне кажется, что если бы нас не было, то у Вселенной не было бы необходимых средств для того, чтобы, как бы, на себя посмотреть со стороны.

Вы подумайте, ведь, что такое наше искусство, наша литература, наша поэзия, музыка, живопись, всё, что мы умеем? Это всё нужно для того, чтобы показать, как замечателен этот внешний мир, как гармонична природа. Ну, мы можем вносить дисгармонию, мы можем делать что-то плохое. Но, все-таки, основное, чем занята литература, искусство, музыка, это передача гармонии природы, гармонии мира.

И гармонию мира, я думаю, что атомы и молекулы, если бы они существовали одни без нас, они бы ее не поняли. Для того, чтобы увидеть свою красоту во Вселенной, надо посмотреть на нее глазами людей. Для этого понадобилось человечество. Это гипотеза, но я думаю, что многое может говорить в пользу такой гипотезы.

Два слова об эволюции. Я сказал, что были все предпосылки для того, чтобы появился человек, но дальше шла медленная эволюция, эволюция, приведшая к созданию галактик, больших объединений, туманностей, больших объединений астрономических, из которых постепенно появляются разного типа звезды. Всё это в астрофизике сейчас очень подробно и тщательно изучено.

Затем появляются планеты, которых, как вы, может быть, знаете, оказалось очень много в мире. И на некоторых планетах, как, например, на Земле (возможно, что и на многих других планетах) оказалось возможным появление жизни, и жизнь постепенно начала развиваться в сторону разумной.

Ну, и здесь сразу возникает множество проблем. Вот, вы знаете, очень странно устроено человеческое познание, о результатах которого я сегодня вам пытаюсь что-то рассказать. Мы довольно хорошо познаем то, что от нас максимально далеко. Мы довольно хорошо знаем историю Вселенной, все эти вот миллиарды лет прошедшие. Мы довольно хорошо знаем ближайшие к нам галактики. Хуже знаем те планеты, которые совсем близко к нам как Марс (только начинаем их исследовать). Совсем плохо знаем многое, что происходит на Земле. Очень плохо знаем самих себя.

Вот это такая странная, удивительная особенность человека, что его взор всё время обращен, как бы, подальше. А, вот, то, что рядом – это гораздо труднее понять.

И вот из загадочных, удивительных вещей я просто упомяну вам, что мы до сих пор совсем плохо понимаем из явлений, к нам близких и с нами прямо связанных, очень плохо понимаем всё, что происходит с растениями. Мы что-то догадываемся о похожем на разум у некоторых животных (я сейчас об этом скажу что-то), но очень плохо понимаем то, что великий бельгийский писатель Метерлинк, тот, который написал «Синюю птицу», назвал в своей замечательной книге «Разум растений», «Разум цветов».

Он занимался пчелами очень много, о которых я сейчас скажу, и поэтому заинтересовался растениями. Вот, вероятно, Метерлинк был прав: вероятно, у цветов тоже есть свой разум. Но мы об этом только начинаем догадываться.

А вот насчет пчел наука сейчас очень много узнала. И то, что наука узнала, поразительно. Пчела – это же очень маленькое существо. И если смотреть на нее глазами биолога, физиолога, возможностей у нее очень мало. У нее очень мало нервных клеток. Отличие от человека гигантское. И тем не менее, это маленькое существо не только находит дорогу от улья до каких-то цветов, а измеряет эту дорогу, определяет направление по поляризованному солнечному свету, запоминает его, пляшет, передает своими движениями расстояние, на которое надо лететь, когда она возвращается в улей. Короче говоря, пчела себя ведет как разумное существо.

Ее разум ограничен – она интересуется только… Ну, как вам сказать? Источниками продовольствия и создает что-то типа рекламы. Ну, это, ведь, все-таки, довольно похоже на многих людей, да? Пчела в состоянии это делать. Значит, начало интеллекта в животном мире начинается очень рано. Рано, если говорить о ступенях эволюции, которые мы измеряем в миллиардах и миллионах лет.

Но постепенно вырабатываются очень сложные формы психической деятельности и разума. И я сейчас пропущу замечательное открытие, которое сделано главным образом благодаря американским зоопсихологам на протяжении последних, скажем, 40 лет. Вы знаете, что было открыто, что так называемым (так по-русски когда-то их называли) человекообразным обезьянам (то, что сейчас в науке предпочитать называть антропоидам), то есть существам, очень близким к человеку, можно преподать некоторые основы нашего языка. Но, правда, языка того, на котором, скажем, разговаривают американские глухонемые. То есть шимпанзе, гориллы, орангутаны не в состоянии овладеть нашими звуками, речью – у них иначе устроен рот, всё, что вокруг рта, что необходимо для звуков языка. Но зато они вполне могут подражать нашим жестам.

И оказалось, что можно научить шимпанзе словарю языка американских глухонемых. Порядка нескольких сот слов. То есть шимпанзе разговаривают почти что как некоторые трехлетние, может быть, четырехлетние дети. Не более сложный язык. Но язык такой сложности.

То есть оказалось, что степень умственного развития этих близких нам существ – эта степень, вообще говоря, удивительная. Ну, я бы даже сказал больше. Поскольку речь идет о колоссальном сходстве геномов, набора генов, колоссальном сходстве белков, из которых состоит весь организм… Вы знаете, есть такой вид особенно к нам близкий вот из этих высших приматов, это бонобо, живущие чуть-чуть южнее, чем шимпанзе. Их называют иначе «карликовые шимпанзе». Вот, по составу белков бонобо почти тождественны человеку. Это почти люди. Но знаете, наука боится это четко сформулировать. Представляете, какой это возникнет шум, если окажется, что часть так называемых человекообразных существ, на самом деле, это просто часть человечества? Тогда у нас возникнет масса новых проблем и обязательств. Пока что наука не решается это сделать.

Но вот что недавно произошло. Одна американская семья взяла маленькую бонобо, самку на воспитание, ну, так, как это делается во всех этих опытах. Значит, обезьяну, ну, вот это существо, которое я называю по традиции обезьяной (а можно называть и иначе, как понимаете), эту бонобо должны одеть в приличный какой-то костюмчик. Сидит со всеми вместе за завтраком. Это молодая женщина, у нее уже есть ребенок. На ребенка никто не обращал внимания – все обращали внимание на ее, ее обучали жестам, чтобы она хорошо изъяснялась.

И вот за завтраком кто-то из членов семьи говорит «А знаешь, вчера были, вот, хорошие апельсины в магазине. Я купил и положил в холодильник». И крохотный, маленький бонобо по имени Кензи (он стал сейчас знаменит – есть целая литература теперь об этом Кензи), Кензи срывается с места, бежит к холодильнику и хватает апельсин. То есть он услышал английскую фразу, он ее понял. Его никто не учил английскому языку – он выучил английский язык просто потому, что он много раз сидел за столом с людьми, слышал их разговоры. Ну, так он и не научился говорить, конечно (я вам уже сказал, почему – из-за устройства органов речи), но он понимает кое-что в английском языке, правильно реагирует. Оказалось, что учить-то надо было его. Оказалось, что вообще нужно их учить с самого раннего возраста как людей учат.

То есть оказывается, наши близкие родственники, действительно, очень много могут и соображают из того, что наши маленькие дети могут и соображают. И это значит, что мы много нового узнаем о человеке, потому что мы можем наблюдать этих наших родственников.

А теперь по поводу родственников. Открыта одна удивительная особенность обезьян, о которой, вообще говоря, люди всегда знали. Но не знали, насколько это важно для того, чтобы понять и людей тоже.

У обезьян есть такая поразительная способность. Я имею в виду сейчас уже не только человекообразных, а и обезьян типа макак там, ну, которых вы видите в обычных зоопарках.

Если одна обезьяна в присутствии другой, скажем, как-то начинает махать руками, другая немедленно повторяет эти жесты. Отсюда во многих языках европейских есть выражение «обезьянничать» или «обезьянить», английское «to ape» от слова «ape». Но так или иначе это давно замечено.

А, вот, что открыто совсем недавно и, что поразительно, существует у всех приматов – обезьян, но и у всех людей (и сейчас вы поймете, что это важно для понимания каждого из нас), у каждого примата, любого, на какой бы ступени эволюции он ни стоял – гораздо ниже человека или уже на уровне человека – есть так называемые зеркальные нейроны. То есть, есть такие нейроны, которые, если известно, что какая-то одна обезьяна активизировала свой зеркальный нейрон, который, например, ведет к вот этому движению рук, у другой обезьяны немедленно автоматически активизируется тот же нейрон.

То есть одна обезьяна немедленно отражается в зеркале движений другой обезьяны. Эта способность открыта у обезьян, и потом была обнаружена… Это всё открытия недавних лет. И потом была обнаружена у людей.

Но оказывается, что у людей есть эта способность зеркально отражать движения, эмоции, по-видимому, и мысли другого человека. Просто в самой нервной системе это заложено. Но у человека работает это немножко по-другому, потому что человек не обязательно повторяет движения другого человека. Но в его нейронной системе отразится то, что происходит с другим человеком.

Я пытаюсь это описать на не языке современной науки. Я думаю, что… Я пропускаю очень много промежуточных звеньев. Если мне зададут вопрос, то я постараюсь чуть-чуть больше сказать. Ну, в общем, я думаю, что в представлениях современной квантовой механики, как ее понимал споривший с ней Эйнштейн, есть некоторые идеи, которые позволяют понять эту особенность приматов. То есть это особенность, описание которой выходит за рамки обычного современного естествознания, которое оперирует классической математикой, классической физикой. А, вот, с помощью квантовой механики мы эти особенности нервной системы и мозга приматов можем понять.

Таким образом начало, то, что человек начинает развиваться из животных этого типа, наделенных зеркальными нейронами, я считаю совершенно не случайно. Это, видимо, очень важно для эволюции человека.

Теперь что понятно и что загадочно в эволюции самого человека? Есть несколько очень важных новых открытий. Открыт ген, во всяком случае, один из многих генов, который регулирует обучение языку, структуру языка, движение некоторых органов речи, ну, конкретно верхней губы (такая, важная часть речевого аппарата человека). Вы знаете, по-видимому, люди как антропоиды, человекообразные существа, в древности, скорее всего, объяснялись сначала жестами. И, вот, для жестов очень важны гримасы, которые могут быть у человека.

Если вы посмотрите на себя внимательно в зеркало, попробуйте гримасничать. И вы поймете, что очень легко это получается, если вы двигаете верхней губой, потому что верхняя губа обнажает верхние зубы. Это… Ну, вот, «скалить зубы» – что это такое? В основном, именно двигать верхней губой.

Представьте, в одной английской семье был обнаружен такой дефект: все члены этой семьи разных поколений испытывали трудности в этом движении. Оказалось, что все они плохо изучают язык, путаются в английской… Это родной язык для них (английский). Это не какое-нибудь экзотическое племя, а это вот английский язык в Англии. И тем не менее, одна семья страдает отсутствием этого гена. Я вам даже скажу на случай, если вы заглянете в интернет, что это называется пефокс-2. Этот пефокс-2 (ген) – при его нарушениях ведет к трудностям в обучении человеческому языку.

Следующее новое открытие, сделанное совсем недавно, несколько лет назад. Оказалось, что этот ген существует на разных этапах эволюции. Я могу много интересного рассказать по поводу того, что известно об этом гене. Он используется для общения, для коммуникации у разных видов животных, начиная с певчих птиц. Но при этом он остается почти тем же химически, из тех же химических элементов состоит. Сильно меняется у шимпанзе, и еще сильнее меняется у человека.

Изменение этого гена у человека почти такое же, как у неандертальца – это вот открытие последних лет. Неандертальцы – это почти люди, которые обитали в Европе. Сейчас выяснено, что во всех нас здесь присутствующих как обитателях Европы или вышедших из семей, которые жили в Европе, во всех нас есть некоторая небольшая примесь неандертальцев – были смешанные браки и потомство.

Так вот наши далекие предки – это предки двух видов древних людей, обычных людей, вот, как мы с вами, и необычных людей, которые вымерли, неандертальцев. И те, и другие обладали уже этим геном речи. То есть язык появляется очень рано. То есть он появляется, видимо, несколько сотен тысяч лет назад. Человеку примерно 200 тысяч лет возраст, а тому существу, которое было похожим на человека и было общим предком человека и неандертальца, этому существу был почти миллион лет. И уже так давно возникает человеческий язык.

Вероятно, что это означает, что так же рано появляются и какие-то части мозга, без которых невозможен язык. Язык требует того, чтобы большие скопления нейронов контролировали его, потому что язык – это очень сложная система.

Какие еще найдены близкие родственники нас с вами? За последние несколько лет сделано несколько поразительных открытий. Причем, самое из них популярное – оно буквально заполняет в интернете все соответствующие новости, поэтому я должен вам сразу сказать английский термин, по которому вы легко найдете это. Открытие сделано нашими археологами на Южном Алтае в пещере, которая называется Денисовской. По имени человека. Но к сожалению (не буду от вас скрывать), кто-то, вроде, уголовника, который прятался в пещере, названной его фамилией, Денисовской. Поэтому наши антропологи пытались очень долго убедить иностранцев, что лучше называть каким-нибудь другим именем. Но поскольку пещера так названа, уже это проникло. Поэтому по-английски это существо теперь называется «Денисовым». Хотя, безусловно, вот тот уголовник, который там прятался, он, скорее всего, никакого отношения не имел ко всей этой научной проблеме. Но что делать? Вот научные термины иногда имеют такое забавное происхождение.

Денисовский человек, или прачеловек жил на Алтае 40 тысяч лет назад. То есть в это время в Европе жили неандертальцы. Человек разумный уже вполне жил по всей Африке и начал из Африки распространяться по югу Азии. А, вот, что происходило в центре Азии, ближе к Алтаю, это поразительно интересное открытие прошлого года. Вот, просто 2013-й год.

Вы знаете, что алтайские горы – это отроги больших гор, которые к югу расположены. И как понимаете, к югу, в частности, если смотреть на карту, вы увидите Гималаи. И к ним близко Тибет. И давно возникает вопрос, а каким образом в Тибете довольно благополучно люди жили на очень большой высоте? Почему им это не мешало? Вообще далеко не во всех местах, где есть очень высокие горы, люди в состоянии жать на такой большой высоте.

И вот поразительное генетическое открытие прошлого года – это что жители Тибета, теперешние жители Тибета несут в себе следы раннего скрещения с денисовцами. То есть те люди, которые уже 40 тысяч лет назад жили на Алтае, в горах к северу от Гималайских, скрестились с частью жителей совсем другого происхождения. Это были разумные люди нашего с вами типа, но они скрестились с денисовцами, от них очень отличными, и их потомство – теперешние жители Тибета.

То есть старые легенды… Вы помните все эти разговоры о снежном человеке? Не всему надо верить, что рассказывать по радио и телевидению, в популярных газетах на такие темы. Но вот представьте, в рассказах или россказнях о снежных людях, видимо, что-то правильное было. То есть, действительно, какая-то часть пралюдей того человечества, которое косвенным образом продолжается и в нас с вами, какая-то часть этих пралюдей могла жить на очень большой высоте и поэтому могла сохранить какие-то древние обычаи.

Ну а дальше, конечно, возникает очень интересный вопрос, на который тоже найден ответ, главным образом генетикой. Генетика – это, как бы, наука нашей эпохи. Генетика – это та наука, которая нас, гуманитариев заставляет двигаться вперед, потому что они всё время перед нами ставят проблемы «А почему?.. Почему надо заниматься Тибетом? Почему надо заниматься жителями Алтая?»

Кто еще сейчас, в данный момент на Земле с точки зрения генетики, структуры организма и наследственности похож на денисовских людей, вот на этот вид пралюдей? Представьте, это папуасы Новой Гвинеи. Новая Гвинея – это остров, большой остров, который сохранился, когда разрушилась значительная часть суши. Эту часть суши сейчас условно по названию одного шельфа называют «Сахул». Ну, условное научное название, но основанное на сохранившемся одном имени.

Остатки Сахула – это современная Австралия, некоторые острова Восточной Индонезии, близкие к Австралии, и другие острова Тихого океана, в частности, огромный остров Новая Гвинея.

Жители Сахула – это особая разновидность человечества, особая ветвь человечества. Вы знаете, конечно, что часть животных, которые находятся в Австралии, очень отличаются от всех остальных. Ну, сумчатые, там, кенгуру и так далее.

Вот, представьте, что что-то в этом роде сейчас обнаружено в антропологии. То есть оказывается, население Новой Гвинеи и первоначальное население Австралии сохраняло некоторые черты, очень отличные от других частей человечества. Я очень коротко сейчас это перечислю, чтобы не задерживаться на очень глубокой древности. Потому что то, что я вам сейчас рассказываю, это многие десятки тысяч лет.

Много десятков тысяч лет назад в мире существовала не одна мифология, а два основных типа мифов. Это открытие сделано недавно, главным образом оно сделано американским антропологом немецкого происхождения Майклом Витцелем, профессором Гарварда. Но много интересных результатов в этой области принадлежит нашему антропологу-исследователю мифов Березкину. Он работает в Ленинграде в Кунсткамере, издал книгу «Мифы заселяют Америку» и несколько других книг очень интересных. Он создал гигантский такой архив компьютерный, базу данных мифов всех народов – можете этим пользоваться. На слово «Березкин», да? Как береза пишется. Березкин или Кунсткамера – вы найдете легко в интернете. Там есть русский вариант. Есть английский, есть русский вариант описания разных мифов народов.

Вот какой основной результат Витцеля и Березкина. Оказалось, что одна часть человечества имела мифы и легенды такие, которые хорошо известны нам всем. Ну, нам всем потому, что мы все знаем, как изложено сотворение Земли и мира в Книге Бытия в Ветхом завете.

Вот такого рода рассказы о том, что есть творец, который сотворил землю, небо, море и так далее, такие рассказы есть у всех древних обитателей Африки, у тех, кто из Африки расселился по южной части Азии.

Мифов такого рода нет в Австралии и на Новой Гвинее. Там тоже очень много других отличий. Я не буду вам их перечислять – скажу другое, что это не единственное. Впечатление такое, что вообще культуры каких-то двух ветвей человечества, одной ветви, которую мы можем изучать, например, по остаткам самого старого населения Южной Африки… Это так называемые койсаны, то, что прежде по-русски называлось «бушмены» и «готтентоты». Сами себя они называют «койсаны».

А другая часть человечества – это папуасы Новой Гвинеи. Вот, в культурах очень большая разница. Какая? Ну, я вам приведу пример, важный для моей науки, которой я занимаюсь (я, в основном, лингвист, то есть изучаю языки).

Занятие довольно трудное по отношению к Новой Гвинее, потому что там осталось до сих пор немножко больше 700 языков. Вообще всего в мире 6 тысяч языков, но из них 700 языков находится на Новой Гвинее.

Представьте, во всем этом огромном количестве языков на Новой Гвинее нет отдельных числительных. То есть житель Новой Гвинеи, вот, наш современник – он, конечно, может считать. Вот, сколько сейчас здесь передо мной предметов – один, два, три, четыре, пять. Он сосчитает. Но как он будет считать? Один мизинец его правой руки, если это правша, будет указывать на какие-то части тела. Значит, правая рука указывает на какие-то части тела с левой стороны. Таким образом он пересчитает… Ну, в разных языках по-разному, но порядка 15 предметов, дойдет до какой-то из частей тела, которая посередине человека, например, нос или рот. И тогда он переходит на показывание другим мизинцем противоположной руки, указывает противоположные части тела и таким образом будет еще там 15-16 предметов называть.

Таким способом можно назвать приблизительно от 30 до 70 разных чисел. Практически они обходятся этим числом чисел. Один из них даже как-то заметил, когда его спросили «А не хочешь поучить, как это делается в европейских языках?» Он говорит «Да нет, зачем? Это выдумки белого человека». Значит, белый человек выдумывает числа около 100 там и дальше, а простому человеку, не белому, зачем ему знать?

Так вот представьте, всё человечество сейчас делится на большую часть, которая может называть числа числительными и может, как наши дети, считать просто по пальцам один-два-три. А, вот, считать не только по пальцам, а считать по плечу, локтю, рту, носу и так далее, это умеют только папуасы и некоторые австралийцы.

Ну, у них есть еще некоторые другие особенности. Я сейчас пропускаю, просто чтобы вас не заболтать сведениями о древности.

Как мы думаем, как развивается человечество дальше? Дальше человечество развивается таким образом, что ему явно требуется испытание. Это я вам говорю не в утешение. Мы все, конечно, живем в трудное время и жизнь в России вообще никогда не была особенно легкой даже по нашим погодным условиям. Но это касается и всей Европы. И вы знаете, что в Европе был ледниковый период, когда большая часть Европы была во льду. Именно в это время наследники неандертальцев и людей нашего типа создали первую замечательную живопись, наскальные картины в пещерах Франции и Испании. И это произошло именно в тот момент, когда люди столкнулись с наибольшими трудностями.

Я пропущу какие-то промежуточные звенья в моих размышлениях, но я много на эту тему думал и старался читать об этом периоде предыстории. И у меня возникла такая идея, что вообще для очень больших скачков вперед в развитии искусства, иногда даже науки требуются очень большие трудности.

Наш великий экономист Кондратьев создал математическую теорию кризисов. Я сейчас не буду говорить о замечательности этой теории. Она описывает не только бывшие кризисы, но позволяет предсказать новые экономические кризисы. Поэтому это теория, которая во всем мире очень широко принята и используется в исторических работах. Кондратьев испытал много ужасного в нашей стране, долго был в тюрьме, подвергался пыткам. И по расстрельному списку, подписанному Сталиным, был потом расстрелян. Но сейчас его напечатали, вы можете его читать.

В его замечательных работах есть такая мысль. Он говорит, что по его наблюдениям самые крупные открытия, изобретения делались во время наибольших кризисов. Вот, в тот момент… Это я говорю не в утешение нам, что мы готовимся там всё время к каким-то экономическим трудностям.

В России, к сожалению, происходит обычно вот что. У нас, действительно, делается очень много открытий. Вы знаете, иногда просто до смешного преувеличивали наши историки науки, говорили, что почти все крупные открытия сделаны в России. Многие сделаны в России.

Беда России в том, что при нормальном развитии открытие делается, а потом его внедряют, то есть оно становится частью реальной жизни. А история русской науки, русской техники говорит о другом – открытие делается, а внедряется оно в другой стране. Очень часто тот, кто сделал открытие, к этому времени живет уже в другом месте.

Таким образом то, что произошло в Европе, когда возникла наскальная живопись, мне кажется одним из многочисленнейших примеров того, что человек особенно много замечательного умеет делать, попав в самые трудные условия.

Вот для меня вопрос такой: а что, для того, чтобы возникли гениальные художники, надо чтобы наступил новый ледниковый период? Вы понимаете, к сожалению, вот, наша история России со всеми ее трудностями – она заставляет на эти темы думать вполне серьезно.

Теперь очень немного, несколько слов о важнейших проблемах, перед которыми мы стоим на сегодняшний день. Вы знаете, самое основное, что с нами происходит, это растущие возможности того, что наша культура и техника дошли до таких замечательных достижений, которые всё более и более опасны для человека. Это стало ясным раньше, примерно после середины XX-го, предыдущего века. Была создана группа крупных ученых. Они работали в Италии, в Риме, пользовались тогдашними очень еще не совершенными компьютерами, но у них была большая статистика. И они с помощью компьютеров получили данные, по которым выходило, что к середине XXI века (значит, сейчас нам осталось жить до этого примерно одно поколение), то есть примерно через 30 лет от нашего с вами времени наступает критический момент, когда целый ряд трудностей, с которыми сталкивается человечество, становится всё более и более опасным. Бóльшая часть трудностей связана с развитием техники. Ну, такие как всеобщее потепление, которое стимулируется загрязнением атмосферы, такие как опасность ядерного заражения, то, что, к сожалению, после Чернобыля реально (они предсказывали это задолго до Чернобыля), было реально показано Фукусимой, вот этой катастрофой, недавно случившейся в Японии.

Я должен сказать, что я сам гуманитарий. Я узнал о серьезности этих работ, об их важности от физика, с которым дружил. Ну, собственно, начали дружить еще мои родители. Мой отец, писатель Всеволод Иванов дружил с великим физиком Петром Леонидовичем Капицей, лауреатом Нобелевской премии, тем, кто открыл жидкий кислород и другие важные для науки и техники вещи.

И вот Капица после очередной поездки по западным центрам науки, вернувшись, мне рассказывал, что его поразили эти выводы Римского клуба. Он считает их обоснованными. Он тогда написал письмо. Это советский период. Он написал письмо советскому правительству, где настаивал на том, что Советский Союз должен серьезно отнестись вот к этим опасностям будущего XXI века, надо к этому готовиться.

Ему предложили написать об этом статью, ее даже напечатали. Но это было в последние годы его жизни. К сожалению, дальнейший ход истории показал, что многие из предположений Римского клуба были если даже и преувеличены, то, все-таки, шли в правильном направлении. То есть, вот, когда я говорил вам о том, что наука, серьезная наука говорит о нашем с вами близком будущем (не далеком будущем, а будущем наших детей, внуков, правнуков), к сожалению, все-таки, надо сказать, что предсказания есть очень мрачные, апокалиптические. И возникает, конечно, очень серьезный вопрос, как избежать этого мрачного пути. На эту тему размышляли крупные ученые. Я сам довольно близко знал Андрея Дмитриевича Сахарова, который считал, что современная наука, с одной стороны, сама несет большую ответственность. Но и он считал, что и его личная ответственность как изобретателя водородной бомбы есть во всех тех проблемах, которые сейчас сложились. Но он считал, что наука же дает четкий ответ на то, какой найти выход.

С его точки зрения необходимым выходом является объединение, реальное объединение всего человечества. Ну, условным образом он как и многие другие называл это мировым правительством. Термин не очень хороший, потому что с термином «правительство» у нас связывается идея какой-то бюрократии, которая еще будет дополнительно от нас чего-то требовать, как-то нас принуждать к чему-то.

Речь идет не об этом. Речь идет скорее о самоорганизации, о том, что человечество должно суметь найти способы, как реально объединиться. То есть одна из самых важных задач, которая, безусловно, стоит перед нами… Понимаете, для многих это кажется какой-то утопией. Я помню, меня самого все эти мысли стали как-то буквально преследовать, начиная с 80-х годов. Я тогда пробовал школьникам разных возрастов, потом студентам что-то на эти темы говорить и понял, что молодежь с трудом это воспринимает как что-то очень от них далекое. Ну а взрослые люди предпочитают ничего не делать – это понятно. Если уже есть какое-то свое жизненное занятие, зачем еще себя утруждать мыслями о том, что необходимо добиться единства человечества? Тем не менее, без активности каждого отдельного человека это неосуществимо. Речь идет о том, чтобы стирать, последовательно стирать границы между языковыми, религиозными, этническими группами.

Ну, вы знаете, я большую часть лекций читаю сейчас в Америке, в Лос-Анджелесе. И одна из главных тем моих занятий со студентами – это 220 языков, которые сосуществуют сейчас в одном городе, в Лос-Анджелесе. Лос-Анджелес – второй по величине город Америки.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ