Наверх

Про аллигаторов, апельсины и арт-деко. Майами-Бич и не только

Про аллигаторов, апельсины и арт-деко. Майами-Бич и не только
Майами — это пальмы, тропики, плюс двадцать семь в январе, ошалелые от солнца толпы народу в шортах на променаде, лайнеры размером с девятиэтажку на рейде. И гора апельсинов на ресепшене отеля.

Мы приехали в Майами-Бич вовсе не потому, что здесь любят отдыхать Мадонна, Джастин Бибер, Алла Пугачева, российские олигархи и арабские нефтяные магнаты, пенсионеры из Огайо и бостонские интеллектуалы. А потому, что в Майами-Бич в январе проводится ежегодный праздник, посвященный арт-деко, последнему великому стилю в истории человечества, после которого в архитектуре — уж простите меня — не создали ничего качественно нового, а только перепевали старое да закручивали спиралями высотки, упиваясь мощью строительной индустрии.

 

Пик сезона — зима

Майами находится на самом юге Флориды, во влажных тропиках, и с мая по ноябрь здесь дождливо, душно, сыро и жарко. Высокий сезон в Майами — это зима и ранняя весна. Особенно хороши декабрь и январь, теплые и умиротворяющие.

 

Прибытие

Январский Майами встретил нас ярким солнцем, синевой небес и такой неистовой силой красок, словно мир вымыли с мылом и отполировали специально к нашему приезду. Мы заранее арендовали машину через интернет — тогда же, когда заказывали билеты, получили ее в аэропорту за десять минут, без всяких формальностей, и покатили через мегаполис под названием Большой Майами в наш архитектурный рай.

Это кусочек Большого Майами: многоэтажки и яхта на рейде

 

Пока мы добираемся до района арт-деко, я, следуя лучшим экскурсионным традициям, расскажу вам, как образовался этот всемирный курорт.

 

Что тут было и что стало. Майами-мама

Почти вся территория тропической Флориды еще недавно состояла из болот и протоков, в которых кишели аллигаторы. Вот как на этой картинке.

Мы сфотографировали пресмыкающееся в заповеднике. Аллигаторов там,

среди болот, — непуганый край

 

В девятнадцатом веке местные фермеры принялись потихоньку болота осушать. Прорыли сеть ирригационных каналов. Лишнюю воду убрали. Почва на бывших болотах оказалась плодородной, ее стали продавать под апельсиновые плантации. И деловитая нью-йоркская вдова Джулия Татл купила здоровенный кусок земли на самом юге Флориды, с океанским побережьем и парой заливчиков, чтобы развести здесь апельсины. Обошлась ей покупка всего в сорок долларов — потому что на юг не шла железная дорога. Она долго уговаривала своего приятеля, железнодорожного магната Генри Флаглера, протянуть колею до ее плантаций. Но он упрямо развивал курорты на севере Флориды и к увещеваниям подруги не прислушивался. И вдруг в 1894 и 1895 годах во Флориде ударили морозы, вымерзли все цитрусовые, и только на юге, на землях Джулии, они плодоносили. Джулия послала Генри курьерской почтой цветущую ветку апельсинового дерева. А Генри, с извинениями и с невероятной скоростью, в 1896 году провел к владениям Джулии железную дорогу, так как она осталась единственным поставщиком цитрусовых для богатого севера, что сулило ему большие прибыли. Заодно он и первый курортный отель на южном побережье Флориды воздвиг.

Поезда помчались в Нью-Йорк. Туда они везли апельсины, лимоны и грейпфруты, обратно — переселенцев, привлеченных теплым климатом Флориды. И поселок Майами, который основала Джулия, получил статус города.

В двадцатые годы двадцатого века его население увеличилось во много раз. Майами вошел в моду. А Джулия Татл заслужила прозвище Майами-мама и считается основательницей нынешнего мегаполиса.

 

Как сформировался Майами-Бич

Он является частью Большого Майами. Выходцы из Нью-Йорка, Бостона и Чикаго построили на узкой полоске земли между проливом Бискейн и океаном особняки и отели в модном стиле арт-деко.

Здесь после отмены запрета на азартные игры в 1928 году поселился вместе со своей свитой великий король гангстеров — Аль Капоне. Он купил себе особняк на прибрежном островке за 40 000 долларов и соорудил при нем бассейн размером 60 на 60 футов. (Меньше года назад восстановленный особняк продали за 7 млн 40 тыс. долларов, ходят слухи, что приобрел его "коллега" гангстера, родом из России.)

В двадцатые и тридцатые годы Майами-Бич славился гангстерскими разборками, ночными клубами и роскошной кухней. Днем по пляжам бродили бдительные полицейские и измеряли сантиметровыми лентами длину купальных юбочек у дам — не слишком ли много голых ног видно. Некоторые дамы бросали общественной нравственности вызов и приходили на пляж вовсе без юбок, а только в лифчиках и больших шелковых трусах. А по вечерам на открытых площадках гремел джаз, танцевали свинг, чарльстон и фокстрот.

     

 

Солнце, счастье, океан

Гангстеров мы не видели. А Майами-Бич, как всегда, прекрасен. Настроение летнего тропического пофигизма присутствует. Солнца и неги — в избытке. Парочки сидят на террасах кафе, лениво тянут оранжевые коктейли из фужеров размером с ведро. Звучит смех и кубинская музыка. Справа — пляжи и океан. Слева — цепочка отелей: синее с белым, нежный беж и зефирный бледно-розовый.

Так выглядят отели на знаменитой Оушен-драйв

 

Где и почему мы остановились

Лично мы для себя выбрали CentralParkHotel, расположенный прямо на Оушен-драйв и являющийся историческим достоянием США. В нем все сохранилось таким, как было в двадцатые годы, — и фасады, и интерьеры.

Перед отелем обычно стоит черный ретро-автомобиль из фильма про Аль Капоне "Лицо со шрамом". Но сейчас его на денек убрали из-за ежегодной выставки антикварных машин. 

Ага, в Майами всегда любили "красное авто"!

 

Окна номера выходят на Оушен-драйв, между пальмами синеет океан. И кажется немыслимым, что где-то в родной Риге идет снег и термометр показывает минус пятнадцать.

Цены за номер вполне гуманные — около ста долларов за ночь. И слухи о том, что Майами-Бич рай только для богачей, сильно преувеличены. Хватило бы денег на авиабилеты!

 

Мини-лекция про арт-деко. Как его опознать

Его принцип — в архитектуре и дизайне (мебели, предметов быта) преобладают крупные геометрические формы — квадраты и прямоугольники, но среди них всегда присутствует что-то круглое — окно, зеркало, часы — или закругленное — углы, арки. Или извилистые линии орнамента, или обтекаемые скульптуры и барельефы. Цвета насыщенные и яркие. В "тропическом варианте" много синего и белого.

Классический вариант фасада арт-деко

 

Суть арт-деко — это всегда дорого. У него нет "эконом-варианта" для бедных. Можно возмущаться такой недемократичностью до посинения, не нравится — купите в дом что-то попроще, например конструктивистское. Хотите настоящий арт-деко — придется раскошелиться на вишневое дерево, натуральную кожу, портьеры из бархата, ковры из шелка.

Для интерьеров типично сочетание дерева, кожи, стекла, хромированного металла и ковки

 

В Европе буйство арт-деко завершилось в годы Второй мировой войны. В США этот стиль царил до конца пятидесятых.

 

Что мы смотрели

В Майами-Бич около 800 зданий в этом стиле — и весь первый день мы бродили по лучшим отелям города, изучая разные нюансы своего любимого дизайна, от раннего, принадлежащего к двадцатым годам, светлого и легкого, до позднего, который сформировался в Европе в конце тридцатых годов, назывался "последним имперским", отличался помпезностью и обилием темно-красных и бордовых тонов.

В любом отеле можно рассмотреть разнообразно украшенные фойе, лобби и библиотеки, выпить сок в кафе или баре, заглянуть во внутренний дворик или сад.

Не упустили мы и парад антикварных автомобилей — от "самодвижущегося безлошадного полицейского экипажа" 1913 года выпуска до автомобиля Бэтмена с поднимающимися в стороны, как надкрылья жука, дверцами.

Поразились, попытавшись втиснуться внутрь, насколько тесными и неудобными были с виду такие громадные и красивые ретро-автомашины пятидесятых годов

 

А еще нас ждал пляж. Кокосовые пальмы в прибрежном парке роняли свои увесистые плоды наземь, и таблички призывали нас быть осторожными, чтобы не попасть "под удар".

Прекрасный, бирюзовый и вечно холодный (с моей точки зрения) Атлантический океан

 

Про Луну

Невероятное тропическое зрелище — восход полной луны над океаном. Она поднимается в полночь, огромная, оранжевая, приплюснутая с полюсов и похожая на тыкву, в апельсинового цвета зареве, от которого по темному океану бежит золотистая дорожка, и поднимается все выше.

Поднимается над горизонтом луна очень быстро, чем выше — тем меньше,

ярче и серебристее ее диск.

 

Про еду

В ночной клуб мы не пошли. С нас хватило зажигательной уличной музыки. И концертов на открытых приморских площадках — джаз, мелодии шестидесятых, рок-н-ролл. Там же и танцевали — под кокосами.

Ужинали в уличном ресторанчике долго, многообразно и с наслаждением, ибо морепродукты, приготовленные на гриле, с кубинскими и карибскими акцентами, при соусах из бананов, черных бобов, в кокосовом кляре или с чесночной заливкой, в ананасовой пасте были изумительны.

А ночной город — великолепен. И это тоже отдельная история.

 

Галина П. специально для HappyNation 17—19 января 2014 года