Наверх

Креманка с хрустальной крышечкой, или Прощание с латами

Креманка с хрустальной крышечкой, или Прощание с латами
Сколько лет пройдет до следующей денежной реформы? Деньги меняются, а вещи, купленные когда-то на эти обесценившиеся деньги и бережно хранимые, напоминают о временах, о людях. О нас самих в какие-то мгновения нашей жизни.

Был обычный январский день. Суета, повседневные дела, какие-то встречи, потом свободные два часа. Звоню, хочу еще успеть с кем-то встретиться, но там не берут трубку. “Ну и славно, — с облегчением думаю я. — Прогуляюсь по магазинам”.

Захожу в "Дрогас", на кассе выкладываю последнюю десятку латов.

— Все, осталась одна пятерка.
— Давайте и ее разменяю, — говорит молоденькая продавщица.
— Давайте! Надо же, больше не будет латов у меня... А вот, еще и мелочь есть.
— Давайте мелочь, — улыбается девушка.
— Выходит, я у вас здесь попрощаюсь с последними латами?
— Жалко?
— Есть немного.
— Всё, вот ваши евро. И ваши покупки.
— Спасибо. Я запомню, что и где я купила на последние латы, — говорю, забирая флаконы с чистящими средствами.

Продавщица весело смеется, стоящие за мной вслух вспоминают, где они истратили свои последние латы.

Потом я захожу в следующий магазин по дороге. Когда-то здесь продавали ткани, но постепенно он заполнился посудой, мебелью прошлого и даже позапрошлого столетия. Я вообще-то не очень люблю наши антикварные лавки. Особенно под завязку забитые старыми вещами. Там иногда на тебя со всех сторон давит чужим одиночеством и безысходностью.

А в этом магазине мне дышится легко. Даже не знаю почему. Может, потому, что большинство вещей привозят из-за границы. Или потому, что вещи в этом магазине почти новые. А может, это зависит от владельца магазина и людей, там работающих.

Первый раз я торопливо шла мимо этого магазинчика в направлении ближайшей кофейни, чтобы выпить кружечку кофе. Но заскочила присмотреть ткань и задержалась у фарфорового сервиза совсем в другом отделе магазина. Даже знаю почему. Рядом, у антикварного столика, сидела женщина, что-то калькулировала и пила ароматный кофе. Запах был потрясающим.

— Хотите кофе? — спросила она.

Я замешкалась. Отрицательно покрутила головой. Но сказала:

— Да.

Женщина предложила выбрать чашку и налила в неё кофе из стоящего там же аппарата. Меня усадили, рассказали про чашки, сервизы. Я с удовольствием выпила кофе и спросила, есть ли у них хрустальный подсвечник. Был. Купила по очень хорошей цене.

Сейчас я хотела узнать, есть ли возможность заказать пару подсвечников из бронзы. В магазине уже не было отдела тканей. Весь торговый зал занимали разные столики, кресла, диванчики.

— Здравствуйте! Не торопитесь? Может, предложить вам кофе?
— Спасибо, с удовольствием.
— Выбирайте столик. Какую вам кружечку?
— Да любую.
— В прошлый раз вам понравилась вот такая, — продавщица демонстрирует нарядную кружечку в цветочек.
— Как? Вы меня помните? Я же была у вас полгода назад!
— Помню, как же не помнить, — улыбается она. — Вы подсвечник купили.

Я ошеломленно сажусь за обеденный стол. За такой, о котором давно мечтаю, который должен стоять в столовой, которой у меня еще нет. Спрашиваю про свои канделябры. Прошу, чтобы поискали и привезли. Даю свой номер телефона.

— Ага! А вот и конфеты, — говорит продавщица.

И я замечаю, что рядом с моей кружечкой стоит милая хрустальная креманка с крышечкой. На крышке болтается цена. Рассматриваю и удивляюсь, как недорого.

— Да, только что уценили на пятьдесят процентов, — говорит женщина.
— Ой, она же с крышкой. Можно варенье подолгу держать или мед. Надо брать.

Допиваю кофе, беру свою первую покупку за латвийские евро.

В зал входит пара. Женщина показывает мужчине на маленький круглый столик и стульчик. Она их уже приглядела с неделю назад. Спрашивает:

— А где моя креманка? Вот тут у вас стояла.
— А нету, купили уже, надо было отложить, — отвечает продавщица.

Покупательница громко сетует на то, что ей, как всегда, не везет. Я же, бережно уложив в сумку свою первую европокупку, бегу по своим делам.

Вечером в креманку торжественно накладываю мед и водружаю ее на журнальный столик к чаю. Мед в креманке приобретает совсем другой оттенок и даже как будто становится более ароматным. Хрустальная крышечка, лежащая рядом, поблескивает всеми оттенками горящих на елке огоньков. К чаю выбираю стеклянный стаканчик в мельхиоровом подстаканнике, который когда-то оставила мне уехавшая в Россию подружка. Вспоминаю, что тогда она оставила мне трехлитровую банку с советскими медяками. Эти медяки я позже закопала у себя на участке. Недавно там рыли землю для фундамента под беседку, но ничего вроде не нашли. Затаились денежки для следующих веков.

Устраиваюсь с ногами на диване, обложившись подушками. Наливаю чай. Чувствую себя как минимум шамаханской царицей. Так небольшая новая вещица превращает мой вечер в сказку. Время, с промежутком в 25 лет, за которое ушла еще одна денежная единица, соединилось в виде креманки на металлической ножке и сверкающего в мельхиоре стаканчика.

Вот и эта креманка с хрустальной крышечкой, первая покупка на новые деньги, если не разобьется со временем, будет напоминать мне о таком факте, как введение евро. Вроде мелочь, а ведь из них — вся жизнь.

 

 Нина Пашкина, блог “О прекрасном и добром”: www.facebook.com/nina.aleksejeva