Наверх

Кевин Картер. Сострадающий фотожурналист или хладнокровный хищник?

Кевин Картер. Сострадающий фотожурналист или хладнокровный хищник?
Многим знакома фотография «Голод в Судане»: истощённый ребёнок, прильнувший к земле, и стервятник, который ждёт, когда в маленьком теле угаснет последняя искра жизни. Этот кадр вознес фоторепортера Кевина Картера, на вершину славы. Он же его и погубил.

 

История Картера

Кевин Картер родился в 1960-м году в семье британских эмигрантов в пригороде Йоханнесбурга, ЮАР. Он учился в католической школе, поступил в фармакологический колледж, но из-за неуспеваемости был отчислен. В ЮАР в то время велась политика апартеида, когда люди, принадлежащие к разным расам, жили обособленно друг от друга. Белые люди считались выше коренного африканского населения. Так было принято на государственном уровне, и родители Кевина, Джимми и Рома, мирились с таким положением вещей. Сострадание к людям и отзывчивость не позволяли Кевину смириться с расовым разделением. Он недоумевал, почему его семья ничего не делает для того, чтобы противодействовать апартеиду. Его сочувствие к чернокожим и желание их защитить нередко служили причиной конфликтов.

В армии, куда Картера призвали после отчисления из колледжа, он заступился за африканцы, за что сослуживцы его избили. Он дезертировал и под вымышленным именем устроился работать диск-жокеем на радио в небольшом городке. Однако жизнь на новом месте не сложилась – Кевин чувствовал себя одиноким, скрывал своё настоящее имя и жил на положении беглеца. Он впал в депрессию и предпринял попытку самоубийства, однако врачам удалось его спасти. После выздоровления он вернулся в армию, чтобы завершить слубжу, но получил серьёзное ранение и был демобилизован.

Картер вернулся в родной Йоханнесбург и нашёл работу в фотомагазине. В свободное время он снимал спортивные фоторепортажи, которые публиковались в местном журнале. Позднее устроился на работу в журнал JohannesburgStar, для которого снимал репортажи о репрессиях, протестах против апартеида и конфликтах между разными племенами. В объектив фотокамеры Картера попадали самые острые стычки и жуткие эпизоды. Так, Кевин Картер стал первым фотографом, снявшим публичную казнь, применявшуюся в Южной Африке – necklacing – страшное и медленное убийство, когда на жертву надевается автомобильная шина, наполненная бензином, и поджигается.

 

Картер и «Bang-Bang Club»

В 1990-ом году Картер познакомился с фотографами Кеном Остербруком, Грегом Мариновичем и Жо Сильва. Четверых молодых людей свела вместе любовь к авантюрам, жажда опасности и страстное желание заполучить самые яркие кадры из точек конфликтов. Впоследствии четверка фотографов получила название «Bang-BangClub» - или «Клуб безбашенных».

В ЮАР ежедневно происходили стычки между разными племенами, во время которых в ход шло всё, что было под рукой: камни, копья, автоматы. Четверо фотографов вместе выезжали в места конфликтов и снимали происходящее, неизменно оказываясь в центре событий. Их фотографии разлетались по миру. В 1991-ом году Грег Маринович получил Пулитцеровскую премию за бьющий по нервам снимок с сожжением человека.

Внешне жизнь Кевина Картера складывалась успешно: популярность, интересная работа, перспективы на будущее. Внутри он вел борьбу со своими демонами, пристрастился к наркотикам, чтобы избавиться от ночных кошмаров, от преследовавших его видений смертей, убийств, крови.

Личная жизнь у него не складывалась - один роман сменялся другим. От случайной подруги у Картера родилась внебрачная дочь Меган. Кевин дочку признал, но на матери ее не женился, так как не был готов к постоянным отношениям.

 

«Трагедия и жестокость определенно дают сильные фотографии. Это то, за что нам платят. Но вместе с тем, есть и цена, которую мы выплачиваем за каждый такой кадр: часть нашей души, чувствительность, сострадание, которое делает нас людьми – уходят с очередным щелчком затвора», — Грег Маринович.

 

Снимок, достойный Пулитцера

Самой значимой в жизни Картера фотография была снята в Судане, где шла гражданская война против всех, кто не был арабами, и куда Кевин Картер и Жо Сильва отправились в марте 1993-ого года.

По словам Жо Сильвы, они с Картером летели в самолете вместе с представителями Организации Объединённых Наций. И пока шла разгрузка привезенного продовольствия, фотографам выделили полчаса на съемки. Снимали изможденных голодом людей в небольшой деревне. В какой-то момент Кевин Картер заметил еле передвигавшуюся девочку. Родителей поблизости не было: скорее всего они помогали разгружать самолёт. Ребёнок упал на колени и лежал, тихо всхлипывая. Фотограф сделал несколько снимков. Неподалёку от девочки стоял гриф-стервятник, ожидая её смерти. Картер выбрал наиболее удачный ракурс и сфотографировал девочку вместе с птицей. По его словам, около двадцати минут он стоял и ждал, когда же гриф расправит крылья, чтобы сделать ещё один снимок. Но гриф не шевелился. В конце концов, Картер прогнал грифа. Девочка собралась с силами, поднялась и побрела дальше. А Кевин сидел возле дерева, выкуривал сигарету за сигаретой и плакал. Позднее, когда Сильва нашёл его под деревом, Кевин, весь в слезах, сказал: «Я хочу обнять свою дочь».

Снимок с девочкой 26 марта попал в TheNewYorkTimes, а затем был перепечатан на первых полосах крупнейших изданий всего мира. Фотография стала символом голода в Судане и сделала Кевина Картера знаменитым.

 

Триумф

Весной 1994-го года Кевин узнал, что выиграл Пулитцеровскую премию, одну из престижнейших наград США в области литературы, журналистики, музыки и театра.

Через неделю после сообщения о премии, во время съёмок, погиб один из четвёрки фотографов и друг Кевина Кен Остербрук. Это стало тяжелым ударом для Картера. Он считал, что должен был погибнуть вместо Кена, так как не ценил свою жизнь и готов был с ней расстаться.

После похорон Остербрука, Кевин Картер вылетел в Нью-Йорк, где 23 мая получил премию. И вкусил славу и признание в полном объёме. Он находился на вершине популярности: его угощали в лучших ресторанах, поклонницы ходили за ним следом, с ним хотели познакомиться известные люди. Фотограф писал родителям: «Меня все поздравляют. Не могу дождаться встречи и показать вам свой трофей. Это самое высшее признание моей работы, о котором я не смел и мечтать».

Но триумф был недолгим. Всё чаще и чаще ему задавали вопрос о судьбе ребёнка, запечатленного на снимке. Фотограф не мог ответить, какой была дальнейшая судьба девочки, выжила она или нет. Картера обвинили в жестокости и бесчувствии. Началась травля. Газета PittsbourgTimes написала: «Человек, который проверяет линзы и наводит фокус, чтобы сделать удачный кадр её страданий, очевидно, такой же хищник, как и стервятник на этом снимке».

 

Последние недели жизни

Вскоре после получения Пулитцеровской премии Кевин вернулся в родной Йоханнесбург. Из цветущего летнего Нью-Йорка он с самолёта вышел в африканскую зиму. Йоханнесбург показался ему холодным и мёртвым. Картеру не давали покоя плохие воспоминания, о чём он написал в неотправленном письме одному из друзей. Из-за депрессии он опять взялся за наркотики и не мог нормально работать. Неудачи следовали одна за другой – Кевин терял отснятые плёнки, отправлял материал слишком поздно, когда снимки уже не были актуальны, фотографии не были качественными. У него начались проблемы с деньгами, и он открыто говорил друзьям о самоубийстве.

27-го июля, через два месяца после вручения премии, Кевин Картер приехал на своей машине на берег реки, где любил играть в детстве, взял шланг, один конец которого примотал к выхлопной трубе, а другой провёл через боковое стекло в салон машины, и уснул с работающим двигателем. Он оставил предсмертную записку: «Я, правда, очень сожалею. Боль жизни убивает счастье от достижений, счастья не существует».

Позднее в доме Картера была найдена ещё одна записка: «Я подавлен, у меня нет телефона, нет денег на аренду жилья, на алименты, на возврат долгов. Деньги!!! Меня преследуют воспоминания об убийствах и трупах, злости и боли, о голодных или раненых детях, о психопатах с оружием в руках, которые часто являются полицейскими или палачами. Я собираюсь встретить Кена, если мне повезёт».

 

Негатив можно вытащить наружу под воздействием всяких внешних стимулов, и тогда человек становится зверем, а множесто народа – толпой. И мы наблюдаем, как самые человечные становятся самыми беспощадными.

 

Хороший плохой человек. Так кем же был Картер?

При жизни Кевин Картер заставлял людей говорить о том, что было на его снимках, после смерти мы говорим о нём. И тем, кто знаком с его творчеством, сложно относиться к Картеру безразлично. Все суждения по его поводу обычно делятся либо на хорошие, либо на плохие. Среднего не дано.

Это не удивительно: в привычной для нас массовой культуре чаще всего есть только две полярности: добро и зло. И добро обязательно побеждает. Когда мы читаем классиков, Толстого или Достоевского, то видим, что плохие герои, если покопаться у них душе, оказываются не стопроцентно плохими. Они рассматривают человека с разных ракурсов и и видят в нем разные черты. И случается, что плохое одерживает верх над хорошим.

Кевин Картер был глубоко несчастным человеком, находящимся в постоянном поиске самого себя и правды жизни. В нем боролись между собой гуманность и сострадание с тягой к насилию и убийству. Картер осознанно не пошёл воевать и убивать, но снимал сцены насилия, оправдывая себя тем, что его работа приносит пользу. После снимка с казнью человека он сказал: «Я был потрясён тем, что они делают. Я был потрясён тем, что я делаю. Но потом люди начали говорить об этих фотографиях... Тогда я почувствовал, что возможно мои действия были не так уж и плохи».

 

Предопределенность трагедии

Испанские фотографы Хосе Мария Луис Арензана и Луис Давилла рассказывают, что им удалось снять кадры, похожие на суданский снимок Картера, примерно в то же самое время. Дети в той местности были настолько измождены голодом, что в неподвижном состоянии становились похожими на трупы, а стервятники являлись обычным дополнением суданского пейзажа. И досточно было выбрать удачный ракурс, чтобы стоящий в метрах двадцати от ребёнка стервятник на фотографии казался готовым напасть.

Кевин мог сказать, что сделал снимок случайно – проходил мимо, снял, времени подумать о помощи ребёнку не было. Но он признался, что около двадцати минут стоял в ожидании того момента, когда стервятник распустит крылья, вместо того, чтобы взять ребёнка и отнести в лагерь Объединённых Наций. Не исключено, что фотограф в жажде получить наиболее удачный снимок даже ждал момента, когда птица набросится на девочку и начнёт её терзать.

Его мучила совесть, он жаждал, чтобы общественность его оправдала, ведь в его действиях был смысл! На снимок с девочкой обратили внимание миллионы, и многие из этих миллионов поехали в места событий и стали помогать людям. Журналист выполняет свою работу, он снимает факты и показывает миру, помощью пострадавшим занимаются врачи, миротворцы и волонтёры . Но поддержка извне оказалась недостаточной. И в тридцать три года Кевин покончил с собою.

 

Человек сложно устроен. В глубинах нашей психики творятся многие вещи, в том числе и такие, которые могут казаться пугающими. Люди прячут пугающее от самих себя и делают всё возможное, чтобы его не замечать. Но никто не знает, в какой момент страхи и подавляемая агрессия выйдут наружу, и на что тогда человек будет способен. У самого хорошего человека могут быть ужасные мысли и желания. Вопрос в том, как каждый справляется с негативом, видит ли его в себе, и во что претворяет.

 

Трагический герой

Кевин свою внутреннюю агрессию и жестокость, свою неудовлетворённость жизнью, смог преобразовать в глубокое сочувствие и сострадание к людям, что и передал в лучших своих снимках. А когда сил бороться с тёмной стороной души у Кевина не осталось, он убил себя. Судьба Кевина Картера трогает, вызывает боль и жалость или даже злость, потому что почти каждый из нас в какой-то крохотной части его характера, его поступков, его личности видит и свое отражение.

 

 

Марина Рабазова, специально для HappyNation

Консультант Александр Мошкин, психотерапевт

 

 

Память Кевина Картера в кино:

Документальный фильм «Смерть Кевина Картера. Потеря Бэнг-Бэнг клуба», США, 2004 год, режиссёр Дэн Краусс

Художественный фильм «Клуб безбашенных», Канада, ЮАР, 2009 год, режиссёр Стивен Сильвер

Короткометражный фильм «Одна сотая секунды», Великобритания, 2006 год, режиссёр Сьюзен Джейкобсон (история Кевина Картера положена в основу сюжета)