Наверх

Как превратить природную катастрофу в двигатель прогресса. Интервью с Х. Смарасоном, исландским антропологом

Как превратить природную катастрофу в двигатель прогресса. Интервью с Х. Смарасоном, исландским антропологом
Хьёртур Смарасон (Hjörtur Smárason), эксперт Worlds Trends Forum, известный исландский политолог и антрополог, рассказывает о том, как заработать на извержении вулкана, а также развеивает некоторые популярные экономические мифы.

 

Биографическая информация

Хьёртур Смарасон является специалистом в области брендинга территориальных образований. Он работает и с пустынными пространствами Восточной Гренландии, и с одним из самых богатых городов на земле — Осло. Является одним из основателей Phønix — международной экспертной площадки брендинга районов и территорий. Преподает маркетинг и инновации в разных университетах мира. Разрабатывает городские инновационные проекты по всему миру в сотрудничестве с Innovation Embassy.

— Что вы думаете о кризисе в Исландии? Почему он оказался настолько сильным?

— Исландия является маленькой страной с большими амбициями. Банковский сектор в экономике непомерно вырос и занимался огромным количеством зарубежных операций. Иностранные долги были значительно выше, чем могла выдержать экономика страны, и как только во время глобального экономического кризиса 2008 года финансовый баланс нарушился, вся исландская система рухнула, а все крупные банки единовременно оказались на грани банкротства. Более 90% исландского фондового рынка исчезло в течение одной ночи. Валюта рухнула, а инфляция взлетела в небо ракетой. Большая часть бремени легла на домохозяйства с ипотекой, как в иностранной валюте, так и с гарантиями против инфляции. И нация почти мгновенно прошла путь от номера один в рейтинге самых счастливых стран мира до номера один в списке самых несчастных и использующих максимальное количество антидепрессантов.

— Если я вас правильно поняла, вы считаете, что трудности, связанные с извержением вулкана, закончились укреплением авиационной отрасли. Как это произошло? Какие аспекты сыграли положительную роль?

— Все помнят извержение вулкана в Исландии, которое закрыло воздушное пространство над большей частью Европы. Средства массовой информации писали о катастрофе и были заполнены апокалиптическими картинами падающего на землю сплошной стеной пепла и видами молний, сверкающих в его темно-фиолетовых клубах, Исландия с бодростью сообщала, что в стране "есть кое-какие проблемы". Несмотря на то что, в принципе, это было верно для всех, кроме нескольких сильно пострадавших ферм, расположенных прямо у подножия вулкана, Исландии не верили. И тогда мы осознали, насколько ценно внимание средств массовой информации, и придумали, как можно его использовать, чтобы привлечь внимание к природным чудесам Исландии, ее удивительным вулканическим ландшафтам. Благодаря экономическому кризису цены упали и стали доступными. И нам удалось обернуть кризис и катастрофу на нашу пользу. Процесс, который я более подробно объясню в моей речи 10 апреля на World Trends Forum, привел к увеличению числа новых авиакомпаний, выполняющих рейсы в Исландию, и среднему увеличению числа туристов более чем на 20% в год.

— Согласно некоторым точкам зрения, легче справиться с действительно большими, даже катастрофическими трудностями (например, с последствиями природных катаклизмов), чем с финансовыми, экономическими кризисами. Согласны ли вы с таким мнением?

— Это зависит от размера и характера кризиса. Легче, потому что природные катастрофы не наших рук дело и привлекают большое внимание средств массовой информации. Они, как правило, непродолжительны, и вы можете приступать к восстановлению почти на следующий день. Люди объединяются в своей реакции на природные катастрофы, но разъединяются в условиях экономического кризиса и обвиняют в нем друг друга.

Но для того, чтобы выйти с честью из природного кризиса, надо иметь функционирующую инфраструктуру. В случае Исландии мы получили максимальную публичность катастрофы с минимальным повреждением инфраструктуры. В дополнение к этому у нас был экономический кризис. Путешествия в Исландию стали дешевле, что сделало страну более конкурентоспособной, плюс много квалифицированной рабочей силы стало доступно для запуска новых туристических фирм и преодоления проблем, связанных с быстрым ростом старых. Таким образом, природные катастрофы привлекают больше внимания средств массовой информации и облегчают пиар, но экономический кризис — это лучшее средство для фактического создания конкурентной индустрии, в нашем случае — туризма.

— Как, по вашему мнению, мы могли бы экстраполировать опыт борьбы с трудностями, вызванными извержением вулкана, на другие области экономики?

— Урок, который мы можем отсюда извлечь, заключается в том, что любой кризис, будь то природный или экономический, означает изменения,а изменения означают возможности. Если ваш кризис достаточно велик и привлекает внимание со стороны масс-медиа, у вас появляется возможность того, что ваша история будет услышана, возможность сосредоточиться на областях, где есть надежда и где вы строите будущее. Выявление возможностей и история, которую вы хотите озвучить, являются универсальным ключом к успеху в борьбе с трудностями.

— Можем ли мы использовать этот опыт в других странах?

— Конечно, можем. Важен не кризис, в котором вы находитесь, а то, как вы на него реагируете. Трагическое обрушение торгового центра в Риге осенью прошлого года привлекло внимание международных средств массовой информации. Я знаю об этом событии только то, что о нем написали международные СМИ. Первоначально событие сигнализировало о плохом строительстве, плохих строительных нормах и правилах их контроля, о плохой рабочей этике. Затем мы услышали, что премьер-министр подал из-за него в отставку, и это послало нам совершенно другой месседж. Он сигнализировал о демократических ценностях, об ответственных политиках, сталкивающихся с последствиями сделанных ошибок и ставящих интересы людей превыше своих собственных. Подобная информация помогает восстановить веру в латвийскую систему. Конечно, трагедия — это не то событие, которое вы можете использовать для маркетинга или рекламы любого рода, но каждый кризис и реакция на него посылают сообщение внешнему миру о том, какие вы, и влияет на образ страны.

— Что независимость означает для такой маленькой страны, как Исландия? Может ли столь небольшая страна оставаться независимой среди таких крупных игроков, как США, Россия, Германия, Франция?

— Независимость означает свободу и возможности приспособиться под свои собственные конкретные потребности. Но со свободой приходит ответственность — и ее последствия. Быть независимой страной не просто политическое заявление. Это значит, что страна должна не слишком сильно зависеть от какого-либо одного иностранного государства в любом смысле — политическом, экономическом или в вопросе ресурсов, в частности энергии. Подобное часто оказывается трудным для небольшой страны с ограниченными ресурсами.

В Исландии мы узнали, что размер страны измеряется не площадью территории или количеством населения, но репутацией. Вот почему для Исландии важно не иметь армии. Отсутствие армии является частью оборонной стратегии, потому что для другой нации очень трудно оправдать нападение на мирную страну без армии. Чем сильнее и положительнее имидж страны, тем труднее ее "задирать" в международных отношениях. И общественное мнение, как правило, поддерживает Давида, а не Голиафа, и в этом убедились и Исландия, и Латвия. Мне было 15 лет, когда Латвия восстановила свою независимость, и я наблюдал за событиями по телевизору с большим интересом. Я до сих пор помню изображения с камеры человека, который был застрелен на баррикадах в Риге в январе 1991 года. Будучи маленькой нацией, которая сама недавно обрела независимость, мы могли лучше понять, за что боролся латышский народ. В последствии эти события способствовали моему решению изучать политологию и специализироваться на дипломатии и мирных переговорах.

— Мы все знаем, что Исландия пережила дефолт, то есть ваша страна решила не выполнять свои международные обязательства в 2010 году, и ваш президент г-н Гримсон заявил, что не будет подписывать закон о компенсациях гражданам Великобритании и Нидерландов. Вся Европа с большим интересом следила за развитием этой ситуации и обсуждала, применим ли опыт вашей страны к другим странам, которые впоследствии сталкивались с финансовыми трудностями — Греции и даже всем странам PIGS. Не могли бы вы честно прокомментировать, какие последствия эти решения правительства Исландии имели для повседневной жизни граждан страны? Вы упомянули, что народ Исландии из одной из самых счастливых наций превратился в номер один по использованию антидепрессантов. Но это было тогда. Какова ваша субъективная оценка ощущения счастья народом Исландии сейчас, через некоторое время? Как вы полагаете, данный опыт подходит для других стран?

— Общественное мнение о "героических действиях" Исландии против монетарных систем, к сожалению, основано на вырванных из контекста фактах и состоит из мифов.

Исландия отказалась выполнять требования Великобритании и Нидерландов и невозместила в полной мере вклады в исландские банки в этих странах, так как мы посчитали данные требования нечестными и несправедливыми. Мы выплатили вкладчикам только минимальную гарантию. Решение о полном возмещении Великобритания и Нидерланды приняли в одностороннем порядке без каких-либо договоренностей с Исландией. Этот спор рассмотрели в Европейском суде и вынесли решение в соответствии с исландским пониманием данного вопроса.

Но Исландия тем не менее не допустила дефолта по национальным долгам! Исландия получила помощь от МВФ, чтобы выполнить свои международные обязательства. Я не экономист, не специалист в области права, таким образом, мне трудно сказать, какие правовые последствия могли бы иметь действия, подобные исландским, в Греции и в других странах Южной Европы.

Данное решение оказало положительное влияние на повседневную жизнь в Исландиии уменьшило давление на государственные финансы. Экономика, к сожалению, до сих пор недостаточно хороша, и, несмотря на то что общие цифры могут показаться положительными, большинство населения по-прежнему ведет серьезную борьбу с трудностями.

Если честно, я думаю, что Исландия может больше почерпнуть у Латвии в плане разрешения кризиса, чем Латвия у Исландии.

После кризиса в Исландии наметили много впечатляющих инициатив. Собрали Конституционную ассамблею, и она написала новую конституцию. К сожалению, новая конституция так и не была реализована. У нас была возможность избрания нового президента, но мы проиграли выборы действующему президенту. Те же партии, которые вызвали кризис, в настоящее время вернулись к власти. Я лично принимал участие как в конституционном процессе, так и в выборах в качестве советника кандидата в президенты.

— Чего вы ожидаете от будущего?

— Я думаю, что мы переживаем один из самых быстрых и самых удивительных переломов истории. Мы только сейчас начинаем понимать, какое влияние оказывает на общество интернет. Интернет более чем просто технология. Это новая социальная структура, которая начинает распространяться за пределы виртуального мира. Мы видим начало экономики "совместного пользования", меняется суть труда и занятости, меняются образование и обучение, политика и международные отношения. Власть все больше смещается в города, что меняет всю динамику в мире.

Вопреки тому, что говорят о глобализации, я верю, что мы в будущем увидим тесно взаимосвязанный, но в то же время более разнообразный мир, чем раньше, и я приветствую это. В большинстве городов и компаний, скорее всего, боятся этих первоначальных изменений, но мы увидим, как поднимутся на вершину те, кто приветствует перемены и использует те возможности, которые они открывают, а не те, кто боится. Превращение Риги в важный узел воздушного сообщения и закрепление важности города для международного бизнеса является отличным примером той возможности, которой в полной мере воспользовались и которая создает важную основу для будущего роста и процветания города.

— Есть ли смысл прогнозировать или предсказывать будущее? И если ответ "да", пожалуйста, дайте нам несколько примеров того, когда прогнозы были действительно успешны и полезны...

— Лучший способ предсказать будущее — это создать его. Именно поэтому я участвую в нескольких начинающих компаниях и инновационных проектах, в том числе в связанных с краудсорсингом инновациях в масштабах города и страны. Чтобы создать успешный стартап, важно понять, куда мы идем, осуществлять мониторинг изменений, понимать свои и чужие сильные и слабые стороны и находить новые возможности. Очень важно выявлять идейных лидеров, наблюдать за тенденциями, инновациями и научными достижениями — и мечтать.

Воображение в данной ситуации важнее знания. Думая о будущем, мы должны сохранять творческий подход, помещать сегодняшнее знание в новый контекст. Электричество было фантастическим открытием, но наибольшие изменения в нашу цивилизацию принесла техника, которая работала на электричестве. То же самое касается интернета. Следующим большим шагом станут "носимые при себе" технологии. Главной революцией является не то, что мы носим с собой небольшие компьютеры, а ценность той информации, которую они записывают, хранят и передают. Постоянный мониторинг нашего здоровья на "носимых" устройствах является первой радикальной тенденцией — он забирает власть у больниц и передает ее нам с вами. И мы получаем новый уровень контроля за нашей жизнью — и даже за нашей смертью.

— Не могли бы вы поделиться с нами приоритетами ценностей в вашей жизни?

— "Проживайте каждый день, как приключение!"— вот мой девиз в жизни. Я стараюсь постоянно бросать вызов самому себе, исследовать и изучать новые вещи. Я держу сердце открытым, принимаю изменения и изучаю возможности. В то же время статус семейного человека с пятью детьми помогает мне не отрываться от земли.

Путешествия очень важны для меня, они являются одной из величайших ценностей, которую я передаю своим детям. Я брал с собой моих пятерых детей в поездки более чем по 20 различным странам. Путешествия расширяют наш кругозор, делают нас более чуткими к изменениям и подготавливают к будущему и к неизвестности.

— Чего вы ожидаете от World Тrends Fortum? Новых идей, новой информации или чего-то еще?

— Я действительно с нетерпением ожидаю выступлений участников форума и хочу услышать нечто новое. Там будет представлен ряд компаний из числа самых мощных в мире. И каждая из них может оказать большое влияние на формирование будущего.

— Что бы вы хотели пожелать участникам и организаторам форума?

— Я надеюсь присутствовать при открытой дискуссии о будущем, увидеть лидеров, которые понимают, что завтрашними победителями будут не те, кому удается подольше сопротивляться изменениям, а те, кто их принимает и становится лидером изменений. Я надеюсь, что мы все обретем новых друзей и новые деловые контакты, насладимся красивым городом Ригой и вернемся домой с более ясным видением будущего.

 

Алина Котикова специально для World Trends Forum