Наверх

Иерусалим. Сияние вечного города

Иерусалим. Сияние вечного города
В моих руках оказался забавный сувенирный глобус одного-единственного города - Иерусалима. Тяжелый, металлический. На его поверхности рельефно выступали башни, старинные дома с куполообразными крышами. И внезапное воспоминание перенесло меня из холодной зимней Риги в пышущий зноем “Вечный город”.

Вид на Храмовую гору со смотровой площадки. Серо-коричневые стены, золотые купола, блеклое небо. Сколько полководцев, писателей, ученых и царей смотрели отсюдана тесные улочки вечного города. Лето. Жара стоит невыносимая. Подобие ветерка не освежает, а, наоборот, приносит из пустыни еще больше духоты.

Моя поездка в Иерусалим началась со совпадений. Во время долгой пересадки в Варшаве, решила выехать в город. И первая улица, на которую я вышла из метро, оказалась Jeruzalemska! На перекрестке росла пальма – совсем нехарактерное растение для холодного города, где зимой идет снег. Варшава словно напутстовала меня перед путешествием.

Причина для моего путешествия была серьезной. В Тель Авиве лечилась от рака мама моей близкой подруги. Подруга временно поселилась неподалеку от больницы. Мы решили, если первый курс лечения окажется успешным, втроем посетить святые местав Иерусалиме. Все пошло на лад. Но я не смогла приезать вовремя из-за работы, подруга и ее мама в Иерусалиме уже побывали - у них были все основания поспешить, так как маме предстоял второй курс лечения. Они вернулись в Тель- Авив.

Я не могла не исполнить обещанное и решила посетить святые меса одна. Подруга и ее мама наперебой рассказывали мне, как горько рыдали у Стены Плача, мол, недаром она так называется - тоска накрывает возле нее человека с головой. Отчаяние душит.

Перед экскурсией в Иерусалим, следуя инструктажу бывалых паломников, я написала кучу записок с желаниями, которые надо было засовывать в щели между камнями. Сопровождать меня отправили двадцатилетнего сына подруги, опытного “проводника”, который дважды просещал все святые места вечного города. Строго-настрого наказали мне взять большой платок, чтоб было в чем идти по храмам, в лучших православных традициях. Записки - в одной руке, платок - в другой, величественная ритуальная скорбь - на сердце, проводник в шортах и майке рядом, бутылка питья в сумке через плечо – теперь можно выдвигаться.

Иерусалим поражал многоцветием культур и эпох. Священнослужители трех мировых религий в разнообразнейших одеяниях, люди разных национальностей, толпы туристов. Но узкие торговые улицы, по камням которых до нас ходили миллионы людей, остались неизменными. Истертые каменные ступеньки, мелькание ног, не оступиться бы в толпе при столь быстром движении. Странное сочетание: суета вокруг и застывшее время над нами. Совершенно нереальное ощущение, будто бы я уже ходила по этим камням с кем-то, кто шагает за моей спиной и следит, чтобы я не потерялась.

Подходим к Стене Плача. Экскурсовод говорит, что суббота – праздничный день, поэтому молодому человеку надо прикрыть колени. Вот и пригодился мой огромный платок, который возмущенному молодому человеку пришлось обернуть вокруг пояса. Он сказал мне, что записки лучше оставлять на мужской стороне Стены Плача - площадь стены больше, а пишут мужчины меньше. Быстро расстаюсь с ворохом бумажек. Иду по залитой солнцем площади к маленькой “женской части” развалин Великого Храма. С каждым шагом во мне растет чувство непередаваемой благодарности и любви ко всему, что есть в этом мире.

Возле Стены я оказываюсь в облаке света. Чувство абсолютной радости переполняет меня, и я парю вне пространства и времени, не сознавая, где нахожусь. Только радость, любовь и благословение. Я опускаю веки, но белый свет остается со мною. Не знаю, сколько времени прошло. Открываю глаза, вижу перед собой истово молящихся хмурых женщин. Многие плачут. Кто-то - в голос, подвывая и раскачиваясь. Некоторые старательно рассовывают записки, ведь каждый миллиметр между камнями уже занят. Все чем-то заняты, серьезны, мрачны, сосредоточены, и нет счастливых и радостных лиц. Мне хочется поделиться своим откровением – перестаньте суетиться, благословение уже здесь, надо только открыться ему и принять его! И никакого плача!s Только радость! Но не похоже, чтобы кто-то из присутствующих был готов к такому простому пути. И это удивляет меня до сих пор.
И я поворачиваюсь и иду обратно, к провожатому. Мир кажется мне ярким, словно умытым. Парень говорит мне: “Да ты вся сияешь!” И улыбается.

И вот я - в Риге, уже зима. Но стоит мне прикрыть глаза - и я опять вижу ослепительный и не слепящий, мягкий  свет, исходивший от Стены Плача. Я знаю, что он будет со мной всегда. И это меня радует. Мама подруги завершила лечение и вернулась в Ригу. Мы надеемся на лучшее. Я возвращаю на полку глобус Иерусалима. Интересно, что он сделан из меди, металла Венеры, богини любви. Иерусалимский храм Гроба Господня был построен на месте римского святилища Венеры. Как много любви в Иерусалиме... Но об этом - в другой раз. А сейчас я думаю о том, что благословение не только дают, но и принимают. Можно от него закрыться. И я не знаю, будет ли в этом случае его свет всегда с тобою.

Елена Авдюкевич, специально для Happy Nation

Foto