Наверх

Балетное закулисье. Два Учителя — два разных мира.

Балетное закулисье. Два  Учителя  —  два разных мира.
Преподавательницы Елена Анатольевна Шерстнева и Екатерина Николаевна Щелканова учились в Академии русского балета им. А.Я. Вагановой. Школа танца у них одна, а подход к обучению — разный.

Мне посчастлививлось побеседовать с обеими  в Рижском хореографическом  училище, на летних балетных классах.  

 

«Лепим талант руками!» Елена Анатольевна Шерстнева

Елена - бывшая солистка Кировского театра. Безупречно владеет класическим танцем (это - привычные классические балетные па «на пуантах») и характерным (выразительные партии, при исполнении которых танцовщица «прочно стоит на ногах»), что встречается очень редко.  Ярчайший представитель Питерской балетной школы.

 

Елена, как Вы попали в балет?

 - Наверное, как все: влюбилась в него с первого раза. Когда мне было года три, мама взяла меня с собой на Спящую красавицу. И с тех пор я заболела балетом. Меня водили на все спектакли. На всех утренниках я танцевала «умирающего лебедя». В пять лет мама мне купила пуанты, и я стирала ноги до кровавых мозолей, но все равно танцевала. Потом пришла в балетную школу, закончила обучение и оказалась в Кировском театре.

 

Как давно Вы преподаете?

- В конце моей балетной карьеры я уже совмещала танцы и преподавательство. Преподаю 14 лет. Сначала мне было трудно учить: методы преподавания со времен моего детства изменились, потому что сама жизнь стала другой и изменила нас. Во времена моей учебы мы боялись заговорить с педагогом. А сейчас ученик может спокойно позвонить преподавателю по мобильнику домой и задать любой вопрос. В мое время нам, ученицам, даже отвечать на вопросы преподавателя было страшно — он воспринимался нами как непререкаемый авторитет. Наши родители сидели где-то далеко в коридорах и тряслись за нас, когда мы сдавали экзамены.

А сейчас родители диктуют преподавателю свои условия, что недопустимо. Учитель должен оставаться для ребенка авторитетом. Ведь мы как будто из глины произведение искусства лепим – подойдем к ученику, расправим плечи, выпрямим спину. А родители, которые стараются уберечь свое чадо от нас, таких «суровых» преподавателей, только вредят ему. Ведь ребенок понимает, что от него требуется, только тогда, когда его подойдешь и поправишь, рукой потрогаешь, ущипнешь за бочок. Бочок выравнивается, стопочки и пяточки в правльном направлении располагаются. Вот так и лепим талант руками. Но конечно педагог должен очень умело использовать свою власть. В какие то моменты похвалить, дать надежду. И я с этим справляюсь.

 

«...И не обязательно хороший танцовщик окажется хорошим преподавателем. Это две разные профессии!»

 

Какими,по Вашему мнению, качествами должен обладать преподаватель?

- Он должен быть хорошим психологом, чтобы знать, к кому из детей какой подход использовать. Преподаватель должен быть добрым. В области общих и профессиональных знаний, умений - на десять голов выше учеников, чтобы они тянулись к нему. Волевым, чтобы заставить детей работать.

В перые годы я была мягким педагогом. Жалела детей. Но потом поняла, что моя жалость мешает работе. Дети сами себя могут пожалеть. Родители их могут пожалеть. Родственники. А задача преподавателя — научить, раскрыть все лучшее, что есть в ребенке, проявить все его способности. Танцоры должны вести зрителя за собой. Настолько вживаться в роль, настолько достоверно ее преподнести, что бы у зрителя еще месяц после спектакля оставалось послевкусие. Для достижения такого результата преподавателю нужны строгость, твердость, иногда - жесткость.

Елена дает указания юным танцовщикам

 

А как вы относитесь к конкуренции среди танцовщиков?

- Конкуренция есть и будет всегда, как и конфликты. Но нужно уметь ее преодолевать трудом и умением. Так воспитывается личность. Надо собраться и сделать. Вот например, сейчас каникулы, а дети трудятся. Превозмогают боль. Зато в конце учебы они получают большое удовлетворение от того, что получается.

 

Расскажите о том, как Вы совмещали классические партии с характерными?

- Я любила танцевать и классические партии и характерные. Характерные танцы исполняются не в пуантах а в мягких туфельках, как например восточные танцы. Техника движений совсем иная. Совмещать и то и другое трудно. Все специализируются в одном направлении. У меня так получилось, потому что я любила классический танец, и выпускалась как классическая танцовшица. Но из-за высокого роста и стати, меня использовали в качестве характерной танцовщицы. Но я ничуть не сожалею об этом. Конечно, было сложно вживаться в образ, но результат всегда радовал. Еще я исполняла игровые партии, пантомимические, практически без танца. В моем арсенале - Мэдж в «Сильфиде», и фея Карабос в «Спящей красавице». Роли отрицательные, но я их очень люблю, потому что они предоставляют огромное поле для творчества.

Я считаю себя счастливым человеком. И благодарю Бога за то, что так сложилась моя жизнь. Я знаю — если мои ученики будут усердно трудиться, то им воздастся за все трудные моменты и за моменты печали тоже.

 

 

Екатерина Николаевна Щелканова

Екатерина - бывшая солистка в театре американского балета в Нью Йорке. Является основателем и президентом балетного благотворительного фонда «Открытый мир». Фонд занимается поддержкой русской балетной школы и за рубежом. Есть у фонда и еще одна задача – помогать детям из детских домов попасть в балетную школу.

 

Балетной Академии имени А. Я. Вагановой уже 276 лет. Все мировые балетные школы и труппы берут начало именно от нее. В Академии Вагановой учились Михаил Барышников, Джон Марковски, Марис Лиепа, Александр Годунов

 

Екатерина, какими, по Вашему мнению, качествами должен обладать преподователь?

- Терпение, терпение и еще раз терпение (смеется). Любовь к людям. Желание, несмотря ни на что, отдавать. Учиться. Думают, что мы отучились, оттанцевали свое, и на этом все. Но это не так. Ученики нас тоже многому учат. Профессия сложная но очень благодарная.

 

К чему Вы стремитесь, когда работаете с учениками? О чем мечтаете?

- Интересный вопрос. Я никогда об этом не думала. Мне очень повезло, я училась в школе, когда там творили гениальные педагоги, такие как Константин Михайлович Сергеев, Наталья Михайловна Дудинская, Инна Борисовна Зубковская и многие другие. И я должна передать те знания, те традиции и ту любовь к балету, которые достались мне от моих учителей, моим ученикам. А мечта – пусть все мои ученики будут порядочными, образованными, хорошими, любящими людьми. Независимо от того, будут ли они звездами балета или вовсе из него уйдут.

Екатарина расписывается на майках маленьких балерин

 

Не испытываете ли Вы зависти к своим ученикам? Ведь у них все еще впереди.

- Я ушла со сцены рано и, если честно, не жалею об этом. Я не станцевала все, о чем мечтала, но у меня были другие интересы. Я снялась в нескольких фильмах. Уход со сцены был достаточно постепенный, и я привыкла к смене деятельности.

Нет,я не завидую ученикам, ни в коем случае. Иногда мне их жалко. Профессия наша очень интересная, дает колоссальные возможности, такие как путешествия и интересные знакомства, но очень тяжелая. Не всем по плечу.

 

Из каких танцовщиков и танцовщиц получаются лучшие преподаватели?

- Из наблюдательных! Умных, умеющих слушать, видеть. Человек должен обладать очень хорошим вкусом. А вкус – это образование. Танцовщик должен знать разные виды исскуства – музыку, живопись, архитектуру. Иначе невозможно передать на сцене все те чувства, которые задумал хореограф.

 

Про балетный мир с его чудовищной конкуренцией ходят ужасные слухи. Особенно после трагедии в Большом театре. Что в этих слухах правда?

- Знаете, балетный мир не более жесток, чем обычный. И везде, где есть конкуренция, отношения конфликтны и обострены. Мой ранний уход из профессиональной сценической деятельности, в какой то мере, был обусловлен и этим. Я - не конфликтный человек. Я ценю свое внутреннее спокойствие, люблю, когда меня окружают люди открытые и добрые. Поэтому я всегда старалась избегать острых углов. Я хотела танцевать – и я танцевала!

 

Коллективное фото участников и преподавателей

 

Наталья Сулацкая, специально для Happy Nation 

Фото автора